Я с детства хотел продавать мечты

Андрей Насоновский, основатель Агентства по проведению церемоний (ранее — beProactive)

Держась в стороне от яркого света софитов, серый кардинал отечественной event-индустрии стоит за штурвалом самых знаковых и масштабных событий в нашей стране. Ювелирно балансируя на грани бизнеса и искусства, он раз за разом собирает команду профессионалов со всего мира, чтобы создать нечто невероятное, от чего замирает весь мир. Проекты, отполированные до мелочей, работа, выверенная до деталей. Церемонии Открытия и Закрытия XXII Зимних Олимпийских и XI Зимних Паралимпийских Игр в Сочи, Церемонии Кубка Конфедераций, "Фестиваль фейерверков Ростех" — он ставит планку, долгое время непостижимую для других. Человек-прорыв. Человек-загадка. Плавно и уверенно он движется вперед со всеми, а иногда и один за всех нас.

БЛИЦОПРОС

Имя и должность?

Андрей Насоновский, основатель Агентства по проведению церемоний (ранее — beProactive).

Кем вы мечтали стать в детстве?

Еще в детстве я хотел продавать мечты. Без шуток.

Какое событие изменило вашу жизнь?

Встреча с моей женой, лучшей частью меня (Надя Насоновская, супруга и партнер Андрея Насоновского. — примеч. ред.), и рождение детей.

Чего вы больше всего боитесь?

Я всерьез об этом не думал, но вот полагаю, что очень страшно «словить звезду». Большая работа должна быть проделана, чтобы это состояние стало обратимым.

Чего на данный момент вы бы хотели от жизни?

После Сочи обязательная программа для меня закончилась, началось произвольное катание. Но в силу того, что наша индустрия в своих формах бесконечна, именно произвольное катание позволило мне сделать весьма знаковые истории.

Вы сожалеете о чем-либо произошедшем в жизни?

Мне некогда сожалеть. Но если серьезно и положа руку на сердце — нет. Жизнь — это долгий путь, нам уготовлено бесчисленное количество обстоятельств, встреч, откровений, случайностей и чистого расчета. Так что все произошедшее я отношу к опыту, не более.

Event-индустрия через 10 лет?

Через 10 лет event-индустрия в России диджитализируется окончательно и бесповоротно — роботы, интерактив, виртуальная и дополненная реальность, креатив на стыке визуальных и аудиоискусств, расцвет 3D-печати. Аналоговые решения останутся, но станут самыми дорогими и малодоступными, из серии «высший пилотаж».

Что в жизни доставляет вам наибольшее удовольствие?

Общение с детьми — колоссальное удовольствие! Они для меня заряд правды и безусловный реалити-чек. Это огромное счастье — осознавать, что твои дети уже в чем-то круче, чем ты. А вот заряд силы дают друзья, их у меня много, хотя с годами фильтр стал жестче, а требования к поступкам и словам — выше.

Какие собственные черты вы бы хотели видеть в своих детях?

Я был бы счастлив, если бы им передался ген альтруизма и любовь к порядку во всем — в личном, в профессии, в пространстве, в голове.

Если бы у вас была возможность выбрать профессию заново, что бы вы выбрали?

Я бы ничего не менял. Возможно, отточил бы пару навыков, например, вокальные данные и навык критически мыслить. А еще повысил бы уровень игры в шахматы. Очень полезно в нашей профессии.

Журналисты часто зовут вас серым кардиналом отечественной event-индустрии не только за заслуги, но и за интервью, которыми вы их жалуете крайне редко. В чем причины подобной немедийности?

Конечно, я никакой не серый кардинал, начисто лишен жажды власти, общительный и очень дорожу людьми. Просто рассказывать о себе и о своих проектах — не мое. Рассказывать о других у меня выходит гораздо лучше. И вообще, мне странно думать, что кто-то мной интересуется. Для меня куда важнее заинтересовать аудиторию своими работами.

 

И вам это удается! Сегодня вы один из ведущих игроков на рынке продюсирования грандиозных проектов в стране. Каков был ваш путь к амплуа «продюсер» и почему остановились именно на этом?

Продюсирование — штука небанальная, и это то, что получается у меня лучше всего. И мне очень повезло по жизни — было у кого учиться. Это были не просто мастера, это были люди, которые умело разжигали во мне любопытство.

Меня интересуют идеи, которые лишают сна.

Существуют ли глобальные задачи, которые вы ставите перед собой и в соответствии с которыми реализуете проекты? На какие принципы в принятии важных решений опираетесь?

Иосиф Бродский сказал: «Главное — это величие замысла». Наверное, в этом вся суть. Результат, в свою очередь, должен ему соответствовать и быть таким же глобальным, как и сама идея.

Важно не сдаваться и обязательно идти до самого конца. Всегда быть честным в отношениях с партнерами и коллегами. Доверять людям и не бояться окружать себя теми, кто намного опытнее тебя. Безоговорочно верю, что все по-настоящему заметное и судьбоносное создается командой единомышленников.

 

Ваш подход к работе без преувеличений глобальный. Чем вызван подобный размах? Вызов ли это самому себе?

Я не считаю это вызовом. Я просто развлекаю людей и не беспокоюсь по поводу самовыражения. Меня, как правило, интересуют только те идеи, которые лишают сна, — очень сложные. Они не всегда масштабные, но обязательно головоломные.

 

В вашем портфолио числится работа с компаниями, о сотрудничестве с которыми большинство агентств даже не мечтает: ARTIER, CHANEL, LOUIS VUITTON, TIFFANY, а также, такие события как FORMULA 1, FIFA и другие. Каким образом удалось заручиться доверием крупнейших брендов? И какими качествами должно обладать агентство, чтобы успешно работать с клиентами такого уровня?

Меня всегда очень вдохновляла идея идти бок о бок с лучшими людьми в индустрии. У каждой из перечисленных марок сильнейшие творческие и технические команды. И знаете, их огромное преимущество в том, что они охотно делятся опытом и экспертизой. Конечно, мы не единственные в России, кто работает с этими компаниями. Но мы единственные, у кого получилось масштабно и успешно сотрудничать не через российские представительства, а напрямую с головными офисами. Мы многому научились у западных коллег. Они способны на большие production-поступки. Критически важно то, что они максимально точны в своих запросах, а мы никогда не стеснялись переспрашивать и показывать, что чего-то не знаем. И им, безусловно, комфортнее работать с теми, кто говорит с ними на одном языке во всем, от уровня эстетического восприятия до отсутствия страха браться за решение, казалось бы, невозможных задач. Эти ребята относятся к своей работе как к искусству. Мы тоже. Для них, так же как и для нас, процесс не менее значим, чем результат. И это всегда большая командная работа, а не отчетная функция агентства, которому поставили задачу и через некоторое время решили поинтересоваться, как оно с этой задачей справляется.

Расскажите на примере работы с одним из брендов какие задачи перед вами стояли и как эффективнее всего удалось их достичь.

В двух словах… В свое время, для Дома Cartier мы приняли совместное решение переделать один из знаменитых московских особняков. Огромное здание трансформировалось до неузнаваемости. Тридцать дней круглосуточной работы и ручного труда большого количества людей. Тогда, десять лет назад, нам казалось, что ничего более сложного в мире не существует, но спустя пару лет мы сделали для Cartier проект в Санкт-Петербурге в три раза сложнее на трех площадках одновременно. Для Chanel наша команда организовала показ в Малом театре и построила pop-up-бутик, использовав только оргстекло. А однажды мы подняли 150-метровый стеклянный шатер на крышу семиэтажного дома, создав огромный ночной лаунж на один вечер. Про легендарный чемодан Louis Vuitton вы и сами знаете.

 

В чем секрет эффективной совместной работы?

Эффективность достигается за счет проектной дисциплины и синергии в команде, за счет идеального сочетания холодных и рациональных людей и людей с горячим сердцем и тонкой кожей, которые смотрят на мир более пронзительно и способны предлагать неожиданные идеи.

Эффективность достигается за счет проектной дисциплины и синергии в команде, за счет идеального сочетания холодных и рациональных людей и людей с горячим сердцем и тонкой кожей.

Форс-мажоры. Бывают ли они? Сколько планов Б необходимо иметь, чтобы любые обстоятельства казались частью сценария?

Как говорит мой друг, гениальный художник Георгий Цыпин, «мы ничего маленького не делаем». Поэтому и форс-мажоры случаются. Но у нас к ним иммунитет.

Бывает так, что альтернативный сценарий существует, и не один. А бывает и так, что план Б невозможен и решение принимается прямо сейчас, в моменте. А бывает, хоть и крайне редко, что у тебя есть время подумать и очень осмысленно исправить ошибку, как в случае с олимпийскими кольцами, например.

 

Не секрет, что за работу с мировыми брендами при всем желании готовы взяться немногие. Любой промах способен нанести репутации урон. Неужели за реализацию даже самых глобальных проектов беретесь смело?

Дисней сказал когда-то, что мечты сбываются, если иметь мужество им следовать. Мне хватает смелости и куража.

Упор на технологии — лейтмотив вашей деятельности. На какие технические решения сегодня делаете ставку?

Российский рынок далеко не в полной мере использует технологии, которыми оперирует мировая индустрия развлечений. По разным причинам. В первую очередь финансовым. У нас еще достаточно долго будет стандартный набор привычных технических решений. Поэтому и удивлять возможно до бесконечности. Будущее, как я уже сказал, — за всем механизированным и роботизированным.

 

Олимпиаду в Сочи мировая общественность уже успела обсудить вдоль и поперек. Это событие, по вашим собственным словам, стало вершиной вашей профессиональной деятельности. Что дальше? Остались ли непокоренные рубежи?

Мне интересно заняться созданием сложнопостановочных стационарных шоу мирового уровня. Уровня Лас-Вегаса, Макао, Бродвея.

 

В описании реализованных вами проектов довольно часто используется характеристика «впервые»: впервые применили технологию, впервые использовали такой-то метод. Насколько важно для вас быть новатором?

Это важное, если не сказать главное, ощущение, ради которого стоит в принципе заниматься продюсированием.

Как оцениваете успех проектов? Какой критерий среди прочих для вас наиболее важен?

Оцениваем, как правило, не мы. Критические оценки дают наши клиенты, зрители или аудитория, на которую рассчитан проект. А главным критерием успеха всегда остается качество. В нашем деле нельзя экономить на салфетках.

 

Вам знакомо профессиональное «выгорание»?

Я не верю в эффект «выгорания», если ты выбрал дело по душе. Это как же надо упахаться? Всегда, без исключения, возникает желание сделать лучше, и в этих стремлениях лично я конечного результата не достиг. Длина дистанции и высота лестницы для меня большого значения не имеют. «Тот, кто упорствует в своем безумии, в один прекрасный день окажется мудрецом» — так, по-моему? Да и отсутствие перспективы стать мудрецом меня бы с избранного пути не свернуло.

 

Оглядываясь на ваш профессиональный путь, справедливо будет сказать, что эти достижения случились «вопреки» или все же «благодаря»?

Благодаря людям, которые меня окружают, и порой вопреки обстоятельствам.

 

Андрей, в финале поделитесь, как оставаться первым в событийном интертейнменте и совершать невозможное?

Если вы или кто-то смогли это придумать, представить и визуализировать у себя в голове, значит, вы точно сможете это сделать. Нет ничего невозможного.

ИНТЕРВЬЮ: АНАСТАСИЯ МАСКАЕВА

ФОТОГРАФ: КИРИЛЛ ЗАЙЦЕВ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ portrait

Сила живого общения — в искренности

Вальтер Буатс, совладелец агентства Oval Office

Вся наша жизнь — построение связей

Гил Петерсил — коуч нетворкинг-мастерства № 1, основатель пятнадцати бизнесов в России, в том числе MeetPartners, а также приглашенный преподаватель московской школы бизнеса «Сколково»

Города стоят в очередь к организаторам крупных событий

Андрей Евгеньевич Мушкарев, председатель комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга