Мы создали машину времени

Михаил Антыков, режиссер цифровых медиа

Открыв однажды мир виртуальной реальности, он стал проводником в VR- пространство для других. Ювелирно стыкуя фантазии и новейшие технологии, он ставит эксперименты над воображением и каждый раз бросает себе новый творческий вызов. Михаил Антыков, режиссер цифровых медиа и по совместительству серый кардинал «потустороннего мира», поделился деталями создания проекта, о котором говорят в России и который стремятся повторить за рубежом, — «Эрмитаж VR. Погружение в историю». Таким музей мы еще не видели.

Михаил, за компанией Videofabrika.ru уже давно закрепилось амплуа проводника в мир виртуальной реальности. Скажите, правда ли, что первое знакомство с VR сравнимо с ощущениями от первой влюбленности?

Именно так. Надев очки виртуальной реальности впервые, я действительно испытал чувство, сравнимое с настоящей влюбленностью. Каждый, кто погружается в этот мир, эмоционально ошеломлен: все, что человек испытывает, в буквальном смысле выходит из- под контроля разума. VR открывает человеку новый способ пребывания в пространстве, позволяет выйти «за рамки» и оставляет только чистые неподдельные эмоции: детский восторг, улыбку и восхищение.

 

Кто автор данной авантюры и инициатор ее воплощения?

Мы сами обратились в Эрмитаж с идеей. Пришли к команде музея и предложили им окунуться в виртуальную реальность. После этого не осталось никаких сомнений, что проекту суждено быть. Нам предоставили лучших научных сотрудников, которые часами работали над историческими деталями проекта. За что мы невероятно благодарны!

Во время работы над проектом компании Артеком наша команда, состоящая из профессионалов студий Videofabrika.ru и Super8, общалась со всеми, кто принимает значимые решения и просто помогает Эрмитажу каждый день жить. Сейчас я могу сказать точно: стереотип о консервативности музея не более чем миф! Эрмитаж — площадка нового столетия. Здесь реализована система интерактивных музейных технологий, а руководство открыто к самым смелым и технологичным предложениям.

 

«Эрмитаж VR. Погружение в историю» не только уверенно закрепился в первых строчках новостных лент, но и отозвался в сердцах зрителей. Расскажите, в чем состоит прикладная ценность использования VR в различных проектах и почему площадкой для эксперимента стал музей?

Технология VR настолько эмоционально сильная, что является лучшим транслятором любого (в том числе рекламного) месседжа. Но мы решили пойти дальше и сделать нечто сверхъестественное. Работая над проектом «Эрмитаж VR», наша команда придумала второе назначение очкам виртуальной реальности — мы создали машину времени, которая выходит за рамки обычной геймификации. Ведь сегодня не интересно просто оказаться в очках на Дворцовой площади. Интересно побывать там, но в другом столетии! Музей стал идеальной точкой для развития подобного проекта, потому как там все (в том числе интерьеры) сохранилось в первозданном виде на протяжении столетий. Единственное, что оставалось нам, — воссоздать исторических персонажей.

Насколько сложно создавать подобный проект с нуля?

Нам повезло: сотрудники музея дали зеленый свет на реализацию идеи в принципе и на свободную интерпретацию. Моя задача как режиссера виртуальной реальности состояла в том, чтобы не просто сделать «кино», а рассказать зрителю историю в формате видео 360.

Когда, сидя в кинотеатре, вы поворачиваете голову в сторону от экрана, то теряете связь с историей. Когда вы в VR-очках, этого не происходит: с каждым поворотом головы вы открываете для себя еще больше. Куда бы вы ни посмотрели, история будет разворачиваться вокруг вас. Создавая продукт, наша команда намеренно провоцирует ситуации, в которых зритель должен быть активен и иметь возможность увидеть все в мельчайших деталях. VR — это не образ, это ваше физическое состояние. Поэтому мы стараемся создавать действие, в подлинности которого у зрителя не будет сомнений.

 

Какими законами жанра руководствовались вы и ваша команда? И существуют ли правила в данном вопросе в принципе?

Формат виртуальной реальности только появился, поэтому пока нет законов, нет учебников, нет учителей. Сегодня правила игры пишем мы. VR — это не фабрика с готовыми шаблонами. И это развязывает нам руки. Ты можешь в хорошем смысле слова хулиганить, провоцировать различные ситуации, начиная с постановки мизансцены и заканчивая выбором точки для камеры.

Я получал удовольствие на каждом этапе: от произнесения слова «Эрмитаж» до работы в тех интерьерах, которые мы снимали.

Почему в качестве проводника в историю был выбран Константин Хабенский?

Михаил Борисович Пиотровский справедливо отметил, что уровень актера, который будет представлять музей, должен быть настолько же значимым, как и само слово «Эрмитаж». Константин не только талантливый актер, но и человек, увлеченный своей профессией. Узнав о нашей авантюре, он сразу же согласился стать его значимой частью.

 

С какими сложностями пришлось столкнуться во время съемок?

Во время съемок для компании «Артеком» наша команда была полностью погружена в долгий съемочный процесс. Даже во время отпусков и поездок я не расставался с камерой.

Самое сложное случилось после первого съемочного дня: нам пришлось полностью поменять технологию съемки. Снимали мы только по понедельникам: это единственный день, когда Эрмитаж закрыт. Собирать отснятое видео в единый материал — одна из самых сложных задач в процессе создания контента 360. Съемка производится сразу с нескольких камер, а после изображения с каждой собираются в единую панораму. В процессе работы над проектом мы заметили, что камеры не передают всех нюансов интерьера, а значит, мы теряем самое главное — детализацию. Всю оставшуюся неделю пришлось посвятить разработке плана Б. В результате четкость контента проекта «Эрмитаж» в три раза превышает существующую технологию показа.

 

Насколько уникальна подобная практика в мировых масштабах музейной деятельности?

Рискну предположить, что наш проект в определенном роде уникальный: все-таки Эрмитаж — это один из четырех крупнейших музеев мира и во многом диктует тренды. Я, признаться, не слышал о подобных практиках за рубежом. Это огромная работа, которая выполняется не одной студией и не одну неделю. Мы позволили себе восстанавливать исторические факты и сделать полную реконструкцию. Зрители «Эрмитажа VR» в буквальном смысле слова попадают в машину времени.

 

Проекты вашей компании часто интегрированы в культурно-досуговые события. С чем это связано и в чем вы видите свою главную задачу при работе с VR-технологиями?

Развлекая, просвещай! Скорость получения информации растет день ото дня. Если не вводить интегрированную нам еще в детстве форму игры, развлечения, информация будет усваиваться с трудом. Человек должен получать знания через улыбку, через интерес. Как только появляется игровой элемент, элемент совмещения, возникает вовлеченность, и человек открывается получению новой информации. Именно в тот момент, когда человек находится на эмоциональном подъеме, ему легко передать смысл происходящего, главный месседж. Это вовсе не пустые слова. После просмотра нашего фильма мы задавали людям вопросы о фактах, цифрах истории. Почти каждый из опрошенных смог точно ответить на все вопросы. Он легко получил эти знания и запомнил их, потому что стал свидетелем, очевидцем.

А чем проект стал лично для вас? Поделитесь с читателями.

Все проекты, которые мы раньше создавали, были рассчитаны на ограниченную аудиторию. «Эрмитаж» стал особенным. Я получал удовольствие на каждом этапе: от произнесения слова «Эрмитаж» до работы в тех интерьерах, которые мы снимали. Сегодня аудитория проекта настолько масштабна, что я получаю огромный багаж отзывов, который формирует мои новые решения, приемы работы и, конечно же, мой опыт.

 

Вы позиционируете себя как режиссер цифровых медиа, режиссер виртуальной реальности. Почему не как бизнесмен? Творческое амплуа импонирует вам больше?

Я часто принимаю творческие решения, которые не вызывают одобрения у директора. Поэтому в первую очередь я режиссер, но стараюсь держать баланс между творческими порывами и жестким рациональным подходом.

 

В чем секрет этого баланса?

В том, чтобы смотреть на решения, которые ты принимаешь, со стороны. Я работаю в большой команде и должен заботиться о каждом, брать ответственность, учитывать разные мнения. К сожалению, если мы будем заниматься только творчеством, такой проект, как «Эрмитаж», не сможет жить долго. Мы всегда понимаем, для кого работаем в данный момент, непрерывно анализируем рынок и пытаемся «скрещивать» те технологии, которые раньше были доступны узкопрофессиональной среде. В то же время важно не зацикливаться только на технике. Сейчас никто не спрашивает: «Какая железка у вас в руках?» Всех интересует, что ваши руки могут и что ваши глаза видят.

 

Революционер, новатор, фантазер. Какая роль вам ближе?

Конечно, фантазер! Эта характеристика содержит в себе максимально позитивный заряд.

 

Несколько лет назад очки виртуальной реальности были настоящей магией, фантастикой. Сегодня сами по себе они уже не удивляют искушенного зрителя. Как думаете, что ждет VR-сферу в ближайшем будущем?

Мы можем ожидать сильный скачок виртуальной реальности, когда четкость того, что вы видите посредством очков, будет сопоставимой с тем, что вы видите в жизни. Тогда степень погружения станет совсем другой, и это откроет новые горизонты.

Фантасты не раз говорили, что нет лучше камеры, чем глаза. И в тот момент, когда люди научатся записывать сигнал, который глаза отсылают в мозг, а потом воспроизводить его другим людям, мы столкнемся с новой реальностью: скоро вы сможете испытывать эмоции, которые недоступны вам в обычной жизни.

 

Есть ли у вас мечта как у творца?

Мечта родилась во время создания проекта «Эрмитаж. Погружение в историю». Не буду рассказывать в деталях, но надеюсь, что тот виртуальный кинотеатр, который сделан в Главном штабе, будет показывать и вторую, и третью часть проекта. Еще не одну историю вокруг Эрмитажа нам предстоит открыть.

 

В чем вы видите свою творческую миссию?

Самое главное — побуждать людей испытывать позитивные эмоции. Все, что мы делаем, нацелено именно на это. Улыбка зрителя для меня главный показатель успеха проекта.

ИНТЕРВЬЮ: АНАСТАСИЯ МАСКАЕВА

ФОТОГРАФ: ЕВГЕНИЯ АНДЕРЖАНОВА

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ art

Маркетинг скучен без искусства

Анна Антонова, управляющий партнер рекламной группы Serviceplan в России

Радости Вам!

Александр Кудрявцев, основатель и художественный руководитель компании «Фабрика АRТ» — автор и создатель эмоциональных, смелых, уникальных  декораций для индустрии развлечений.

Я художник, но другой

Андрей Бартенев, художник, автор перформансов