Жизнь как искусство

Вахтанг Вахтангишвили, Егор Горшков, владельцы V-еvents

Масштабность, смелость, вдохновение — первые ассоциации, которые вызывает компания V-events. Агентство штурмует новые горизонты и ставит перед собой цели с пометкой «глобально». Мы встретились с Егором и Вахтангом, владельцами V-еvents, чтобы в приватном диалоге честно и открыто обсудить ситуацию на рынке и планы компании на будущее. Получилась философско-риторическая беседа об утопии, общем «амбаре» и event’е, который меняет нашу жизнь.

Давайте начнем с начала. Ваша компания на рынке организации событий уже больше двух лет, и за это время вы успели сделать масштабные, во многом уникальные технологичные проекты. За вами внимательно наблюдают конкуренты, за столь короткий период существования бренд V-events стал добрым другом и партнером крупнейших корпораций не только Санкт-Петербурга, но и всей России. Что, по-вашему мнению, выделяет успешную компанию от остальных на event-рынке? И в чем залог этого успеха?

Егор: Успех компании определяют люди, работающие в ней. Люди, которые хотят расти и развиваться. Не стоять на месте. Каждый день открывать для себя что-то новое, наращивая мощь опыта и профессионализма. Моя задача лишь способствовать этому процессу, создавая правильные условия для развития.

Какие, например?

Егор: Опасный вопрос. У меня первое образование психологическое. Правильная мотивация, конечно, вовремя подставленное плечо, правильно найденное слово, достойные условия труда и финансовые составляющие. Я готов заплатить своему сотруднику больше, чем он ожидает, но мы оба должны знать за что.

Тогда какие управленческие принципы позволяют бизнес-союзу двух руководителей быть эффективным? Существует ли в вашем тандеме разделение: один — голова, другой — шея?

Егор: Я не вмешиваюсь в творческую составляющую. Никогда. Да, я должен знать досконально все концепции, предложения, представляемые клиенту, понимать, почему мы предлагаем ему именно это решение, а не другое. Но не навязываю свое мнение, иначе зачем мы ищем профессионалов по всей стране, проводим жесточайшие отсевы в команду, платим им деньги, наконец? Делегировать полномочия людям, выдерживая высочайшее качество итогового продукта, сложно, но в этом суть бизнеса. Именно поэтому мы стараемся не брать людей, работающих в крупных сетевых агентствах.

Event — это возможность менять жизнь людей.

Почему? Легче вырастить с нуля?

Егор: Да. У нас свое понимание клиентского сервиса, качества и бизнеса в целом. И это нормально. Легче создать человека команды, чем выслушивать бесконечные «А вот мы делали…». Мне все равно, как делали. Это прошедшее время. Теперь делать надо по-другому. Ты это принимаешь или нет.

Чего же не хватает?

Вахтанг: Мозгов и воздуха в легких.

Какое же внутреннее наполнение сотрудников, по вашему опыту, является гарантом того, что человек все-таки вырастет, а не перегорит и не покинет компанию через неделю?

Вахтанг: Человек обязан любить свое дело. Иначе зачем он занимается им? Зачем, стиснув зубы, каждое утро ездить в ненавистный офис? Я хочу работать в команде горящих людей, с ними сложнее. Они не всегда управляемы, они не дают тебе сидеть на месте, но именно они дают возможность расти тебе лично и всей команде в целом. Мне нравятся сумасшедшие люди. Я и сам такой, хотя знаю, что кажусь совершенно иным.

Егор: У него безумно развита интуиция. До какой-то крайней степени. Он с ходу может всё сказать о человеке и не ошибется ни в чем. Иногда кажется, что так не бывает. Я, напротив, логик. Мне важно всё понять и взвесить, иногда — остановить этот несущийся на всех парах состав и сказать: «Подожди, выдохни, давай всё взвесим, обдумаем».

Мне все равно, как делали раньше.
Теперь надо делать по-другому.

Егор Горшков

Интересное сравнение. У каждого агентства своя история, свое уникальное портфолио. Кто-то берется за масштабные проекты, кто-то — за частные. Как по-вашему, можно сказать, что каждый проект — это новый вызов?

Вахтанг: Смотря что понимать под словом «вызов». Если вчера поступил заказ, а сегодня его уже нужно сделать, то это не вызов, а ситуация, требующая решения. В данном случае ты должен быть уверен, что у тебя есть опыт и технология, которая позволит с этим справиться. В нашей профессии все почему-то забывают, что здесь тоже есть свои законы. Нельзя построить дом за один день — он развалится. То же самое в event’e. Если делать его в кратчайшие сроки, то необходимо понимать, что придется отрезать многое, взять готовый материал и очень грамотно его скомпилировать, чтобы что-то выросло. Но это не вызов, здесь нет уникального культурного прецедента.

Совсем другая история — создавать авторский продукт, решающий конкретные бизнес-задачи. Создать event, имеющий культурную ценность и являющийся эффективным инструментом в достижении конкретных бизнес-целей — вот это вызов. Реализовать задуманное, не допустив «обрезания» от клиента, зачастую категорически сложно, но реально. В доверии рождаются уникальные вещи.

В мае этого года один из наших клиентов, крупнейший фармацевтический игрок на рынке страны, полностью доверился нам. Опасливо, но доверился и, к его чести, не лез в креативную часть. Вообще. Категорически. В итоге получился беспрецедентный кейс.

Егор: За девять месяцев проектная команда, которую мы собирали по крупицам, поменяла людей. Они проходили жесткие кастинги, думая, что это часть игры. А когда из 200 с лишним претендентов осталось 37, то им сказали, что за оставшееся время они должны научиться тому, чему люди учатся годами. Выучить язык, научиться танцевать, освоить основы вокала, актерского мастерства. Конечно, их отбирали, опираясь на некие данные или опыт. Были слезы, споры, обиды — «фабрика звезд», одним словом. Но через девять месяцев это были совершенно иные люди, на которых теперь хотят быть похожи их коллеги. А это больше и значительнее, чем любой KPI.

Вахтанг: Для меня, вообще, event — это возможность менять жизнь людей. И я хочу создавать только такие события! Проект, о котором мы рассказывали, действительно кардинально изменил жизнь многих его участников. От этого я получаю настоящий эстетический и внутренний оргазм. Мне нравится процесс изменений, и не важно, клиент это или мой сотрудник. 

Во мне живет частичка тирана, который все время пытается сделать мир лучше.

Вахтанг Вахтангишвили

Как влияет на эффективность события то, что вы вкладываете в него не просто задачу, художественный образ, а миссию — менять жизнь людей? Обычно эффективность измеряется в увеличении объема продаж или узнаваемости бренда…

Егор: Увеличить объем продаж — это не миссия.

Вахтанг: Узнаваемость бренда или другое позиционирование идеально ложится в концепцию «трансформация личности». Ваш продукт меняет жизнь людей в лучшую сторону. Но какие изменения происходят лично с вами? Этим мы и занимаемся — обличаем очевидное. На мой взгляд, идеальный пример любого внешнего события — показать историю успеха.

А не мейнстрим ли это?

Вахтанг: Может быть. Но, понимаешь, наша страна вся такая глубоко драматическая. Мы ментально привыкли страдать и жить в драме. Все такие глубокие, твою м*ть, драматичные, куда ни копни — Родион Раскольников или Анна Каренина, на худой конец. Это прекрасно, но мне гораздо ближе история про человека, который сделал себя сам, про историю успеха. Историю о том, как люди, несмотря ни на что, становятся сильными. Ведь любая компания успешна потому, что в ней работают успешные люди. И те, кто потребляет продукт этого бренда, становятся такими же. Это же классика жанра.

По-вашему, состояние индустрии в России плачевное?

Вахтанг: Нет. Просто весьма проблемное. Ни клиент, ни ивентор в своем большинстве не готовы развиваться, заметьте, я не сказал слова «учиться». Проблема в том, что в стране в принципе не существует официальной профессии event-менеджер или режиссер в области event-индустрии. Смешно получается: event-агентства есть, а специалистов нет. Все закрывают глаза на существование рынка. Но в нашей стране так со всем. Стройка космодрома есть, а зарплат нет.

Егор: Именно поэтому мы создали для своих клиентов V-events club — уникальную закрытую образовательно-информационную площадку, в рамках которой повышаем компетенции клиентов и тем самым формируем однородно-профессиональное сообщество.

Да, я знакомилась с вашей образовательной программой — впечатляет. Вы мыслите и действуете масштабно, что подтверждает ваше участие в организации значимого для индустрии фестиваля EuBea. Почему вы сразу же поддержали идею проведения события и молниеносно включились в сложнейший процесс подготовки?

Егор: Какой ивентор не хочет сделать церемонию награждения премии «Оскар»? Только умалишенный человек. EuBea — это аналог «Оскара» в индустрии. Конечно, мы будем его делать. Вообще, все этапы расцвета культуры в России происходили тогда, когда мы обращали внимание на Европу и делали нечто общее. Так и сейчас.

Вахтанг: У меня есть смокинг, который обязательно надо куда-нибудь надеть. Да и, честно признаться, я просто верю Маковой (генеральный продюсер фестиваля EuBea в России. — Ред.).

Пошли откровения! Но вернемся к теме. Приходилось ли сталкиваться с непониманием со стороны партнеров в процессе организации EuBea?

Вахтанг: Конечно! Первое, с чем мы столкнулись, было именно непонимание, что это событие необходимо рынку как воздух. Задача была архисложная. Зато сразу отсеялись те, кто про деньги, а не про индустрию. Поэтому спасибо тем партнерам, которые с нами!

Важно, чтобы отечественные коллеги умерили свой безосновательный пыл и поняли, что нам есть куда расти.

Как думаете, каких перемен после этого международного соприкосновения ждать? Что должно измениться?

Вахтанг: Результат зависит от конкретного человека. Для кого-то это коммуникации и интеграция опыта, для кого-то — расширение границ профессиональной компетенции. Каждый из участников вынесет что-то свое. Надеюсь, не только ручку с блокнотом. А если серьезно, то надеюсь придет осознание, что event — это профессия.

Егор: Мне важно, чтобы отечественные коллеги умерили свой безосновательный пыл и поняли, что нам есть куда расти. Всегда полезно выйти из своего амбара, где мы все дружно сидим.

В финале хочу задать вопрос о будущем индустрии. Этим летом прошло множество крупных конференций и форумов. Многие клиенты активно выступают за то, чтобы процесс организации становился проще, и присматриваются к онлайн-конструкторам и прочим программам. Как считаете, стоит ли агентствам опасаться серьезной конкуренции со стороны интернет-проектов? И каков должен быть следующий шаг в развитии event-компаний?

Егор: Следующий шаг? Пойти учиться. Прилететь в Нью-Йорк и просто учиться. Потому что можно сколько угодно говорить про индустрию, но не понимать, что это такое на самом деле. О каких конструкторах речь? О чем вообще мы можем говорить, когда мы в самом начале пути, мы только начали формироваться и что-то понимать. Давайте будем честными: всевозможные конструкторы — это инструмент для частного клиента, для невесты и жениха, у которых есть время сидеть и выбирать площадки, отсматривая фото и отзывы. Ни один уважающий себя корпоративный клиент не доверит свой бюджет и тем более решение задач бизнес-характера каталогу с набором опций.

Вахтанг: Мы создаем нематериальный продукт, результатом которого становятся совершенно осязаемые и реальные показатели. Продукт сложный, многоструктурный и всегда очень индивидуальный. Специалистам агентств для начала узнать бы, что такое архитектоника сценария и событийный ряд, и освоить практики по их созданию, а уж потом поговорим дальше.

А себе что пожелаете?

Вахтанг: Дождаться момента, когда моя собака поймет, что она не человек, а лабрадор.

Егор: Почаще обнимать родных и видеть их глаза.

Интервью: Анастасия Маскаева
     Фотограф: Валентин Блох

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ live-talk

Люди не должны бояться ошибок

Ираклий Маргания, коммерческий директор брендингового, креативного, Пиар-агентства Makelove

Event vs IT, или Правила игры в «сломанный телефон»

Сергей Константинов, генеральный директор компании iReg-All.

"Если театр начинается с вешалки, то событие — с зоны регистрации."

Путь выбирает нас, а не мы его