Не переставать волноваться

Василий Сазонов, основатель event-лаборатории Sazonov Studio, — обладатель благодарности Президента РФ «За заслуги в области культуры и многолетнюю плодотворную работу», лауреат престижных премий, режиссёр.

В беседе с редакцией LCM сценарист и главный режиссер шоу-программ, театральных постановок, масштабных городских и телевизионных проектов раскрыл секрет уникальности своих концепций, рассказал о технологических прорывах и роли первых 15 секунд, восхищающих зрителя.

Стивен Спилберг однажды сказал: «Быть режиссером — все равно что проживать множество жизней». Вы с ним согласны?

Абсолютно! Ты одновременно проживаешь жизнь художника по свету, пиротехника, актера и монтировщика — всех, кто работает над событием, и получаешь фантастическое удовольствие! Создание шоу — результат работы множества людей, и ты переживаешь за каждого отдельно и со всеми вместе. Каждое мероприятие словно маленькая жизнь: уникальная история, атмосфера и неповторимый замысел. 

Вам не свойственна шаблонность в режиссуре новых событий, хотя, по сути, используются одни и те же инструменты и техническое оснащение. Как вам это удается?

В музыке тоже используется всего семь нот, но никто из композиторов пока не жаловался. (Смеется.) Секрет лишь в том, чтобы понять, какие ноты нужны тебе и какие комбинации ты с их помощью сыграешь. А это, прежде всего, зависит от художественной задачи, которая стоит перед режиссером. Техника не главное, это лишь средство. Самое важное — то, ради чего ты все это делаешь.

Начинать идею с чистого листа — единственный способ уйти от повторений.

В таком случае расскажите о процессе создания креативной концепции. Есть ли у вас творческие секреты?

Создание концепции зачастую секрет даже для меня, поэтому описать этот процесс сложно. Начинается все с небольшого элемента, который становится камертоном будущего шоу. Иногда это картинка в воображении, иногда — музыка или визуальное решение, которое подсказывает архитектура. Событие существует в определенной городской среде, поэтому часто толчком является окружающий мир. Из этой ноты, как из зернышка, начинают вырастать другие постановочные решения. И если начальный замысел верный, то все сложится. Иногда даже самую интересную идею приходится выкидывать, если она не работает на общий замысел. Ведь любая техническая новинка сама по себе восхищает зрителя только первые 15 секунд.

Ваша команда организует множество событий самых разных форматов. Какие из них вы готовите с большим удовольствием?

Если мы беремся делать какое-то событие, то мы уже им увлечены. Чтобы не повторяться и по-настоящему увлечься художественной идеей события, мы стараемся чередовать формы. А дальше — вопрос технологий. Для разных задач нужны разные инструменты и специалисты.

А как вам удается добиться наибольшей вовлеченности зрителя в происходящее? Какие элементы мероприятия в этом вопросе работают беспроигрышно?

К сожалению, беспроигрышных эффектов нет, иначе можно было бы брать справочник и делать мероприятие по нему. Самое главное — эмоциональная вовлеченность зрителя. Мы должны коснуться эмоций, зацепить его сердце.

Я очень люблю смотреть на зрителей во время шоу: если они, словно дети, увлекаются происходящим, забываются на секундочку, то для меня это знак — все получилось. Задача любого шоу — на время перенести человека в мир художественной реальности, а единственное, что влияет на эмоциональный настрой, — это атмосфера. Это такой летучий предмет, который очень трудно создать и еще сложнее удержать. Универсальных рецептов в этом вопросе не существует, но правильное сочетание постановочных, режиссерских, художественных и музыкальных компонентов может этот эффект создать и усилить.

Важно, чтобы человек ушел с ощущением того, что в его жизни произошло нечто по-настоящему важное.

Выходит, идея проекта Toolbox была попыткой дать клиентам инструмент для поддержания такого wow-эффекта?

Совершенно верно. Обычно мы не отдаем клиентам в руки свои инструменты, а здесь решили дать всем возможность конфигурировать и моделировать свое шоу из предлагаемых нами элементов. Поверьте, это не менее увлекательный процесс, чем создание шоу с нуля. 

Какие составляющие мероприятия традиционно являются «горячими точками»? На чем вы лично всегда держите руку на пульсе?

Прежде всего, на удержании рамок бюджета. (Улыбается.) На самом деле, в шоу важна каждая деталь: плохо ввинченный шуруп или человек, в нужный момент вышедший попить чай, может поставить под угрозу все шоу. Режиссеру приходится следить за всем. Но самое главное все-таки — это темпоритм, художественное действие, которое удерживает зрительское внимание.

Наше искусство компилирующее. Воздействие на зрителя происходит только при соединении всех элементов воедино. Их нужно очень точно выстроить, а лишнее выкинуть, закрыв глаза. Кстати, это иногда полезно и для бюджета.

Смоделируем ситуацию, в которой что-то пошло не так. Как быть в условиях форс-мажоров, например, на территории городского события? Есть ли некое универсальное «правило поведения людей при пожаре»?

Тема действительно актуальная, потому что вопрос безопасности — ключевой. Большое шоу — это всегда зона риска: скопление людей, техники, электрических мощностей. Поэтому существует два пути предотвращения форс-мажоров: первый — тщательная проработка возможных рисков на уровне создания сценария и второй — это расчет возможных вариантов развития событий.

Признаюсь, что раньше мы немножко посмеивались над пожарными в театрах, которые настойчиво требуют, чтобы декорации были пропитаны противопожарным составом, и пытаются их поджечь.

Но сегодня я откажусь от рискованного трюка или эффекта, если не буду в нем уверен на 300%. 

В этом году проект «Алые паруса», над режиссурой которого вы работали вплоть до 2015 года, взял золото в престижной европейской премии EuBea как лучшее культурное событие. Вы стояли у истоков организации и возрождения масштабного праздника. Как удалось создать столь сильный event-бренд?

На мой взгляд, это совершенно уникальный случай, когда событие такого масштаба, ставшее визитной карточкой города, создается буквально за десяток лет. Карнавал в Рио, праздник света в Лионе, кинофестиваль в Каннах — события, ассоциирующиеся с городом и стимулирующие событийный туризм, создаются десятилетиями, а иногда — столетиями. Секрет феноменального успеха «Алых парусов» в том, что они точно попали в код нашего города. С первого года праздник был тепло принят горожанами и ежегодно подпитывается энергией молодежи.

Но самое интересное то, что я все время отмечал такой эффект: работаешь над праздником, по секундам знаешь партитуру света и пиротехнического шоу, но, когда в створе моста видишь парусник, возникает совершенно волшебное чувство — будто корабль действительно появился из ниоткуда. Волшебство! (Улыбается.)

Чем в итоге стала для вас работа над этим проектом?

Это был огромный и ответственный опыт вовлечения в постановку целого города. Помимо творческой части, в организации проекта работают все комитеты города. Нам было важно вдохновлять этим людей, и поэтому особенно приятно, что сегодня многие люди работают над проектом с энтузиазмом.

Как известно, организацию пиротехнического шоу в акватории Невы бессменно осуществляет компания «Орион-арт». Что было самым сложным в процессе создания такой феерии — обеспечение безопасности, монтаж?

«Орион-арт» — одна из лучших мультимедийных команд в России и мои большие друзья, с которыми мы сделали не один проект.

Во время организации «Алых парусов» было немало технических вопросов, главный из которых — река Нева шириной около километра, с очень сильным и быстрым течением. Это федеральный водный путь, и впервые в истории Петербурга на одну ночь для нас стали закрывать навигацию. А это, поверьте, не такое уж простое дело — остановить крупнотоннажные суда. Чтобы обеспечить обзорность на огромный фронт фейерверка протяженностью более двух километров, потребовались десятки тысяч пиротехнических изделий, управление которыми осуществлялось по беспроводной связи. К тому же стоить учитывать, что это телевизионный проект, а значит, ты создаешь уже не одно шоу, а два.

В этом году использовались новые эффекты, и мне как режиссеру было интересно за ними наблюдать.

Необходимо ли режиссеру смотреть на происходящее глазами зрителя? Или профессиональная деформация не позволяет этого делать?

Скажу больше, режиссёр должен уметь это делать: смотреть глазами зрителя и быстро переключаться между камерами, словно в компьютерной игре. Я вижу техническое решение и сразу могу представить, как в итоге оно будет выглядеть. Режиссер должен уметь переключаться. Если ты смотришь только глазами зрителя, рискуешь перевозбудиться, увлечься и потерять методологию. Если смотреть «с холодным носом», как циничный специалист, рискуешь тем, что в твоем шоу может не быть души. Все, что мы делаем, мы делаем для зрителей. Нужно быть рядом с ними и немножечко впереди, чтобы им было интересно следовать за твоей режиссерской мыслью. К тому же у режиссера сегодня есть такой потрясающий набор инструментов, которого не было раньше.

Если говорить о технических новинках, можете вспомнить что-то максимально удачно внедренное в проект?

Сейчас появилось очень много технических средств. Недавно один австрийский научный институт разработал светящиеся летающие дроны, позволяющие создавать в воздухе различные фигуры и надписи застывшим фейерверком. Это сложнейшая система, но эффект от нее совершенно волшебный. Также активно развиваются технологии виртуальной реальности, стереопроекции. Недавно мы познакомились с голландскими коллегами, которые установили систему специальных датчиков на морские контейнеры во время открытия морского порта в Роттердаме. Теперь я все жду, когда кто-то из наших подрядчиков купит эту систему — Black-tracks, позволяющую делать такие вещи, как синхронизировать движения актера и видео.

Василий, вы создаете грандиозные проекты, которые восхищают. Кто или что может вдохновить лично вас? Откуда черпаете идеи?

Кажется, Эйнштейн говорил, что нужно держать в секрете источники вдохновения.

Что вдохновляет лично меня? (Улыбается.) Во-первых, чужие шоу. Хорошие, конечно же.

Я никогда не завидую, если вижу, что кто-то сделал проект здорово. Во-вторых, в искусстве все вдохновляет — музыка, живопись, композиция, театр. Литература также влияет на замысел, а иногда и всего одна музыкальная тема определяет настрой всего будущего шоу.

Вы - режиссер и организатор. Легко ли в человеке уживается рациональное и иррациональное?

Я не работаю один. Сейчас, к счастью, за какие-то вопросы я могу быть спокоен, потому что знаю, что ими занимается специалист, и больше внимания уделяю творчеству. В принципе, режиссер всегда организатор. В режиссуре 5% — искусства и 95% — организации. Но от этого работа не становится менее интересной.

Какие принципы работы вы никогда не нарушаете?

Главное — не допускать внутренней халтуры. У каждого, кто занят в event-индустрии, есть соблазн использовать то, что работало раньше, и просто повторить. Но это не значит, что идея сработает вновь. А как только ты превращаешься в такого шабашника, вернуться в состояние творческого страха очень трудно. Одним словом, нельзя перестать волноваться и быть спокойным.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ art

Бренд — это воздух, за который готовы платить!

На взгляд обывателя, маркетинг — мистическая область знаний, сотканная из терминов и многочасовых экспертиз. Пока непосвященные умы спорят об его эффективности, серые кардиналы потребительского рынка, словно дирижеры, управляют мотивами и желаниями клиентов. Признанный российский маркетолог, авторитетный брендинговый эксперт и член совета Гильдии маркетологов Николас Коро смело развенчивает мифы и беседует об УТП, шаманском бубне и воздухе, за который клиенты готовы платить.

Подвести черту: время vs классика

Классика в современной обработке. В музыке, в театре, в моде. Мы к этому уже привыкли. Однако мы, возможно, не относимся к ней серьезно и с таким трепетом. Это же уже не искусство, а своеобразный ремикс.

Ограняем бриллианты. История одной профессии.

Катерина Кириллова, управляющий партнер Euroshow Moscow