Города стоят в очередь к организаторам крупных событий

Андрей Евгеньевич Мушкарев, председатель комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга

Петербург — лакомый кусок для тех туристов, кто хочет все и сразу. В одном архитектурном флаконе сливаются «Оазис» эстета, мечта гурмана-любителя и фейерверк эмоций для охотника за впечатлениями. Однако, радужная картина открывается лишь тем, кто находится снаружи туристических реалий. В преддверии значимого для города мероприятия — EuBea, фестиваля специальных событий и живых коммуникаций, мы встретились с Андреем Евгеньевичем Мушкаревым, председателем комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга, чтобы увидеть актуальную картину происходящего и узнать о том, каким образом за рубеж продают такой продукт как «Петербург».

С чего начался ваш путь в туристической индустрии и как вы пришли к той профессиональной позиции, которую занимаете? 

В туристической индустрии я начал работать с 1999 года — 17 лет. Начинал в круизной индустрии, формировал и разрабатывал программы для лайнеров иностранных компаний, которые заходили в Санкт-Петербург. В итоге сеть компаний, с которой я работал, расширилась до 86 различных портов по всему миру. В то время я активно развивал круизную индустрию в Азии (Китай, Япония, Таиланд, Малайзия, Индонезия), а затем с 2009 года руководил паром-оператором компании St. Peter Line. Так или иначе вся моя жизнь была связана с туризмом, и в частности с морскими круизами. 

Вы развивали круизную индустрию в Азии. В рамках какой компании вы вели эту деятельность?

 В данном случае это была международная компания Inflot. Она занималась обслуживанием круизных судов по всему миру, и одним из ее направлений было освоение новых рынков, развитие туристических программ в различных регионах мира. Моей целью и главной задачей на тот момент было создание предпосылок для развития круизной индустрии. По этой причине в поле моей деятельности были круизные компании и порты, заинтересованные в том, чтобы круизные компании заходили именно к ним.

Выходит, вы занимались логистикой и продвижением одновременно?

 Именно. Так, например, мы продвигали один из портов Новороссийска, куда круизные суда никогда не заходили. Мы нашли историю о том, что Новороссийск 20 дней был столицей российской империи, и раскрутили ее. В итоге уже на следующий год более 25 судов и 25 000 туристов посетило Новороссийск. Точно так же с 2001 по 2008 год мы развивали порт в Сочи, увеличив число круизных заходов с 4-х лайнеров до 196-ти, параллельно участвуя в экономических форумах с 2006 по 2008 год.

Какова была ваша роль в рамках столь крупных деловых событий?

 Я отвечал за все морские проекты: фрахтовка судов и размещение на них почетных гостей. Специально для экономического форума (Петербургский международный экономический форум. – Ред.) в порт приводили несколько судов для проживания гостей. Так, например, одно из них было предназначено для размещения президента Российской
Федерации, тогда им был Дмитрий Анатольевич Медведев. А чуть ранее мы подготовили судно для встречи 64 глав государств в рамках 300-летия Петербурга. Последним большим проектом стала Олимпиада в Сочи, где мы построили 11 круизных судов, которые выполняли роль плавучих гостиниц. Таким образом, повторюсь, в индустрии круиза я уже 17 лет.

17 лет… Никогда не возникало желание сменить сферу деятельности? Ведь индустрия туризма — сфера крайне сложная.

 Я бы сказал, разносторонняя. На протяжении всего времени я был связан не столько с российским туризмом, сколько с международным. Желания уйти не возникало, ведь каждый день тебя ждут новые челленджи, которые позволяют двигаться дальше. За шесть лет работы в St. Peter Line мы перевезли порядка четырех с половиной миллионов пассажиров и сумели добиться безвизового въезда для паромов и пассажиров на 72 часа.

В сознании туристов зимой Петербурга нет

Переход из коммерческой сферы в государственную структуру — поступок радикальный. Как быстро решились на такие перемены?

Несомненно, перемена кардинальная. Хотя в некоторой степени работа идентичная, так как лежит в сфере продвижения того или иного продукта. Санкт-Петербург для меня — некий туристский продукт, который необходимо продвигать, с одной стороны, на международной арене, с другой стороны — на региональной. Более того, Петербург — это город, в котором я родился, жил, работал, поэтому хорошо понимаю, как он функционирует, в частности в туристической и общественной сфере. Мне интересно заниматься этим, и я считаю, что могу довольно много пользы принести туристической индустрии.

С маркетинговой точки зрения продвигать состоявшийся серьезный бренд гораздо сложнее, чем запускать новый. На мой взгляд, с продвижением Санкт-Петербурга происходит та же ситуация: если с точки зрения внутреннего туризма город входит в топ-3, то на международной арене приходится бороться за первенство со множеством конкурентов.

 Не соглашусь, потому как Петербург в последнее время стал настоящим курортным центром. Максимальный наплыв туристов у нас с мая по октябрь, и инфраструктура города перегружена. Своей задачей в этой ситуации я считаю расширить туристический период, и даже стереть фактор «сезонности» в принципе. В так называемый низкий сезон у нас проходят театральные, музыкальные и другие премьеры международного уровня. Цены на отели в этот период падают, логистика становится более легкой. Однако, если посмотреть на любую картинку в интернете или обложки журналов, где изображен Петербург, вы увидите летний город. Ведь в сознании туристов зимой Петербурга нет.

Этот факт легко объяснить погодой, которая не позволяет туристам комфортно находиться в городе.

Да и лето у нас не самое лучшее, а белые ночи, которые являются брендом города, не такие белые, как в Хельсинки, например. Что касается зимы, необходимо разработать маршруты, которые позволят человеку не ездить по Невскому проспекту, а быть зимой в том же Петергофе. Или делать акцент на event’ах, которые будут привлекать сюда людей. Если все время говорить о том, что здесь холодно и противно, то с таким настроением мы «слона не продадим».

А какие ключевые решения вы видите в рамках задачи «увеличение потока туристов в низкий сезон»?

Мы создали рабочую группу, куда вошли такие представители как туроператоры,
музейное сообщество, транспортные компании, отели и т.д. Сейчас мы формируем единый продукт, который будет продвигаться общими усилиями, потому что сегодня гостиницы продвигают себя сами, «Эрмитаж» со своими фантастическими маркетинговыми возможностями — сам по себе. Объединив силы воедино, мы сможем достичь намеченных целей.

Планы по развитию массового туризма ясны и понятны. Хочу задать вопрос о работе Конгрессно-выставочного бюро: чем обусловлена структура его работы?

Предпосылки создания такой структуры складывались давно: за последние годы у города накопился большой опыт проведения крупных конгрессных мероприятий, сpеди которых Саммит «Большой Восьмерки», Саммит «Большой Двадцатки», мероприятия в рамках форума АТЭС, Петербургский Экономический Форум и многие другие.
Одновременно с этим вырос интерес организаторов конгрессных мероприятий к нашему городу. Все это дало возможность осознать потенциал Санкт-Петербурга, как конгрессно-выставочной дестинации. Таким образом появилась задача привлечь больше крупных мероприятий в город и вместе с тем повысить эффективность конгрессной инфраструктуры. Вот что побудило Правительство города последовать примеру мировых конгрессных столиц и создать Конгрессно-выставочное бюро.

Сегодня Конгрессно-выставочное бюро Санкт-Петербурга решает две основные задачи: первая – это консолидация усилий отдельных игроков рынка и Правительства города по продвижению Санкт-Петербурга как ведущей мировой конгрессной дестинации, вторая – это развитие отрасли и совершенствование конгрессно-выставочной инфраструктуры: сбор и обработка статистической информации, аналитика, образовательные программы, консалтинговая деятельность и многое другое. Перед Конгрессно-выставочным бюро
Петербурга поставлена важная миссия — к 2020 году вывести город в Топ-10 европейских и Топ-20 мировых конгрессных дестинаций.

Своей задачей считаю стереть фактор «сезонности»

Вопрос прикладной: если организатор статусного европейского события желает привезти его в Петербург, куда ему идти и что необходимо сделать, чтобы город дал добро?

Здесь вопрос не в том, куда идти организаторам. Ситуация обратная: крупные города стоят в очередь к организаторам значимых событий.

Несмотря на то, что наш город является самым привлекательным направлением Европы по версии World Travel Awards, тем не менее, конкуренция за право проведения мероприятий очень высока, и недостаточно иметь развитую конгрессно-выставочную инфраструктуру, важно правильно подать город и привлечь к этому те компании, которым это было бы интересно.

Также следует учитывать, что некоторые организаторы не рассматривали Санкт-
Петербург в качестве площадки для своих мероприятий, потому что не было структуры, которая бы представляла город и его возможности на мировом рынке конгресс-услуг. Сейчас это входит в компетенцию Конгрессно-
выставочного бюро.

Выходит, ключевые события отслеживаются?

Именно так.

В финале беседы не могу не спросить о том, какие инициативы и мероприятия планируются с целью привлечь европейское бизнес-сообщество и развить деловой туризм в Петербурге? И насколько приоритетно данное направление? 

Задача приоритетная, поэтому необходимо двигаться по всем направлениям, среди которых наиболее перспективное, на мой взгляд, — событийный туризм. Например, великолепный Фестиваль Света, который пройдет в Петербурге 4-5 ноября, способен повысить уровень узнаваемости и интереса к городу в целом. В чем наша главная проблема? Событий много, но мало кто о них знает. Царит хаос, каждый делает что-то свое и слабо промоутируется. Поэтому в наших планах — выработать пул из 20–25 мероприятий в период низкого сезона и создать специальный календарь событий. Уверен, что подобные направления работы и вектор движения не только повысят интерес общего пула туристов к Петербургу, но и станут катализатором к привлечению значимых деловых и культурных событий.

Фотограф: Валентин Блох
     Интервью: Надежда Макова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ portrait

Клише — лишь оправдание, когда тебе нечего сказать

Пол Гасконе, креативный директор группы Momentum Worldwide

Делайте людей последователями, а не созерцателями идей

Александр Семин, автор смыслов, основатель компании What If Semin

Наши клиенты любят тишину

Андрей Торяник, владелец компании IQ Pro communication