Креатив спасет мир

Катерина Черкес-заде, руководитель Universal University

Делая ставку на возможности креативных индустрий, Екатерина и ее команда непосредственно влияют на формирование в России особого качества образования. Мощный созидательный настрой, системность, постоянная тяга к образованию, вера в силу современных технологий вот уже больше 10 лет позволяют ей успешно руководить консорциумом Британской высшей школы дизайна, Школой компьютерных технологий Scream School, Московской школой кино и Архитектурной школой МАРШ. Дополняясь новыми инициативами, проект стал первым в России университетом креативных индустрий – Universal University. Здесь царит особая атмосфера творчества, а студенты, возможно, сами того до конца не осознавая, через пару лет после выпуска будут менять индустрии изнутри благодаря своим смелым взглядам и профессиональным навыкам.

Об особой среде школ, о своей системе ценностей яркая, вдохновляющая Катерина Черкес-заде.

БЛИЦОПРОС

Имя и должность

Катерина Черкес-заде, руководитель Universal University.

Кем вы мечтали стать в детстве?

В детстве я мечтала стать главным редактором издания и стала им в 21 год, мои мечты сбываются.

Какое событие изменило вашу жизнь?

Первое — когда родители вернулись из эмиграции в Россию, мне было 8 лет. Второе — когда я стала директором школы компьютерной графики Scream School и застряла в образовании вот уже на 10 лет.

Сожалеете ли вы о чем-то в жизни?

Нет, я стараюсь быть благодарной всем событиям в жизни. Это опыт, который дает тебе больше возможностей принимать решения дальше.

Боитесь ли вы чего-то?

Как все нормальные люди, я боюсь потери близких, болезней. Но у меня есть четкое ощущение, что если случится что-то, то я смогу с этим справиться, вопрос — за какой период и сколько сил будет потрачено.

Что в жизни доставляет вам наибольшее удовольствие?

Последнее время мне наибольшее удовольствие приносит сон (смеется). Я счастливый человек, занимаюсь любимым делом и не замечаю, что я на работе. Но есть еще несколько вещей — это время, которое я могу побыть с близкими, а еще время, когда я могу побыть одна.

Чего на данный момент вы бы хотели от жизни?

У нас очень большие планы. Сейчас невозможно не реагировать на то, что в нашей стране происходит, поэтому я бы хотела, чтобы наша компания вышла на новый уровень, что требует очень большого профессионализма от всех. Непрофессионалов сейчас смывает с рынка, чему я несказанно рада. У меня четкое ощущение, что всем компаниям в России придется столкнуться с достаточно сложными новыми вызовами.

Если бы вам пришлось выбрать профессию заново, что бы вы выбрали?

Я бы точно сразу пошлав образование.

Екатерина, вы — руководитель особого проекта, который удостаивается добрых эпитетов в кругах активных, следящих за современными мировыми тенденциями людей. Расскажите про рабочую среду внутри школы — какая она?

По теории спиралей Грейвза, мы — фиолетовая организация. С нами соприкасается огромное количество людей, кто-то здесь учился, приходил на мастер-класс, преподавал, работал. Но никто из них до конца не понимает, как все устроено. Поэтому мы фиолетовые, у нас некий Хогвартс, мы покрыты тайной.

С другой стороны, и я сейчас немножко буду развеивать миф: среда, в которой существуют наши студенты и преподаватели, — это тяжелый ежедневный труд, в котором участвует огромное количество людей, и есть определенные технологии создания среды. Внедряются фактически все знания: из области HR, создания корпоративной культуры, внутренних коммуникаций, различные технологии, ведется работа с творческими людьми, и где-то среди всего этого создается та самая среда, о которой все говорят.

Среда — это один из основополагающих китов, и мы постоянно работаем над ее поддержкой и развитием.

Мы выстраиваем ту систему образования, которая настроена не на процесс, а на результат. В управлении образовательными программами мы придерживаемся философии детской площадки, про себя я называю это Playground management. Мы создаем пространство для студента, где есть свобода творчества и самовыражения, можно развиваться в любую сторону, но при этом мы формулируем четкие рамки и правила игры, по которым все происходит. Такой подход и создает среду, где студент самостоятелен, проактивен и созидателен, но при этом собран и конструктивен.

У вас большой рабочий коллектив?

У нас работает 170 человек, это только администрация, а еще более 700 человек преподавательского состава, которые после работы вечером, по выходным, несмотря на свой плотный график, приезжают, делятся опытом, дают мастер классы. Я с огромным уважением отношусь к тем, кто системно работает со студентами. Те, кто хочет прийти к нам ради PR или для того, чтобы студенты им дешево делали какую-то работу, у нас не задерживаются. Потому что система сама по себе их выталкивает. И также у нас есть международный преподавательский состав на британских программах, который здесь живет и работает.

Руководить всем этим организмом консорциума наверняка непросто, вы — строгий управленец?

Я не строгий. Я не признаю манипулирования и сама его никогда не использую. Я демократичный, не авторитарный босс. Мне очень некомфортно, если вокруг меня пытается создастся ультимативная среда, это со мной не работает.

Как формировались направления для школ? Почему 3D-графика, дизайн, архитектура — это запросы из отраслей локального рынка или понимание международных течений?

Конечно, это локальные запросы индустрии. В 2003 году хорошим дизайнером считался человек, который неплохо знает фотошоп. Вспомните эти времена. За 15 лет мы стали теми, кто сделал прорыв в дизайнерской системе, мы стали первыми, кто начал преподавать дизайн, изначально используя международные методы.

Scream School создавалась как ответ на нехватку специалистов компьютерной графики, тогда любой фильм делали всем миром, все студии и все рабочие фрилансеры аккумулировались на одном проекте, чтобы закончить работу в срок. Сейчас ситуация качественно изменилась, мы выпустили более 1000 специалистов, можем делать проекты другого уровня.

Школа кино появилась потому, что ни одна школа не удовлетворяла запрос киноиндустрии в качественных людях, которые понимают, как устроены кинопроцесс, современная киноиндустрия, дистрибуция. Мне, кстати, очень повезло, что я была не из киноиндустрии.

Мы создаем пространство для студента, где есть свобода творчества и самовыражения, можно развиваться в любую сторону, но при этом мы формулируем четкие рамки и правила игры, по которым все происходит.

В том смысле, что определенным образом не была испорчена традиционными знаниями?

Да, я сразу поехала в голливудские университеты (UCLA, USC, Berkeley) и кинокомпании (PIXAR, Universal, 20 Century Fox и другие), и на основе этого были сформулированы технологии, постулировавшие качественно другой подход с точки зрения кинообразования. 6 лет назад, в 2012 году, мне все говорили, что есть школы со 100-летней историей, зачем мы делаем киношколу? Более того, подходы и методы отличались — мы учим делать проект, а не самовыражаться. Мы учим снимать фильм, рекламу, сериалы, работать с заказчиком, с продюсером, снимать по брифу, считать деньги, понимать, что такое зритель.

Как Вы организовали оценку качества программ у вас в школе?

Это целая система. У нас есть центр по креативной педагогике и академическому качеству. Вообще академическим качеством у нас в стране никто не занимается. Речь о качестве и форматах образовательных модулей, критериях, по которым можно измерить, насколько программа отвечает запросам индустрии, какой там преподавательский состав с точки зрения реализации конкретных вопросов и задач. Мы закладываем изменения в саму образовательную систему, раз в год пересматриваем программу. Программа должна всегда расти по качеству, иначе она приходит в упадок. Мы формулируем, что мы здесь надолго и мы занимаемся качественными улучшениями.

Universal University — это частный бизнес. Насколько бизнес-модель выгодна для инвесторов, особенно в нынешней конъюнктуре?

Мы изначально делали такую модель, которая подразумевала, что мы работаем на самообеспечении. Каждый из наших управляющих партнеров ориентирован не на прибыль, все деньги реинвестируются в кадры, ресурсы, в развитие и в проекты. Чтобы было понятно, Британская школа дизайна начиналась с двух классов, в которых училось в первый год 32 студента, Scream School с одного компьютерного класса и лектория, а сейчас мы уже занимаем больше половины ArtPlay, это более 10 000 м2, более 3200 студентов, свои мастерские для 3D-принтинга, шелкографии, фотостудия, свой съемочный павильон, порядка 25 компьютерных классов, строим звуковые студии и в целом постоянно развиваем ресурсную базу. Проект с самого начала не планировался сиюминутным и ставка делалась на развитие за счет собственных средств, которые мы получаем от студентов.

Я так понимаю, ваш график плотно заполнен, а календарь выглядит в стиле 24/7. Какие принципы планирования используете?

Несмотря на то что мы работаем в креативной индустрии, мы живем очень понятными циклами: есть подготовка к академическому году и есть реализация академического года. Вот они два кита.

С другой стороны, качество всех сервисов и качество работы. У нас всего сейчас порядка 160 образовательных программ, в следующем их будет еще больше. В этом смысле у меня все предсказуемо, я раз в две недели встречаюсь с директорами всех школ, у меня есть инструменты горизонтального управления, мы внутри построены как платформа, на которой школы растут за счет операционной финансовой помощи, но при этом у них достаточно большая мобильность. И обратно, мы растем за счет развития каждого проекта, поэтому важен обмен экспертизой.

У нас собрался очень сильный менеджерский состав в каждой из школ и для меня важно, что несмотря на их достаточную автономность, они учатся друг у друга и сотрудничают. Нужны четко отстроенные коммуникации на всех уровнях, для меня важна внутрипроектная настройка. И, конечно, директор делает самые скучные вещи — все, что касается финансового планирования, ресурсного обеспечения, расширения, ремонта.

В целом я пионер по мозгам, мне постоянно нужно что-то новое. По мне чем больше неопределенности, тем лучше, больше места для маневра, поэтому, может быть, я в России до сих пор и работаю. Чем более непонятный формат работ и реакций, тем мне комфортнее. Поэтому мы часто открываем новые проекты, в этом году их будет много, и мы к ним долго готовились.

Преподаватель — это модная классная профессия, люди должны этим заниматься, если им есть, что сказать.

Как вы восстанавливаетесь, откуда черпаете силы и дополнительную энергию?

Путешествия. Могу уехать на какое-то время, много времени мне не надо, на 3 дня, даже если это рабочая поездка, все равно есть возможность как-то отстраниться. Черпаю силы, постулируя философию lifelong learning, стараюсь учиться, проходить курсы переподготовки, обычно за границей. Пока учишься, приходит столько идей в голову, что хочется вернуться на работу и начать поскорее все это внедрять. Еще я очень системно хожу в кино, ведь я была директором школы кино 5 лет.

В чем совершенствуетесь — это менеджмент, лидерство?

Последний курс был по лидерству в области культуры в XXI веке. Мы стараемся быть в тренде управления образовательными институциями, этих программ не так много в мире. Сейчас большой тренд, связанный с образовательными технологиями EdTech, и в образовательные программы внедряется Agile. Я в основном концентрируюсь на менеджменте, управленческих практиках и лидерстве, особенно это касается креативных индустрий, и, конечно, на прокачивании скилов в области современного образования.

Новым направлением в рамках Universal University станет школа продвинутых коммуникаций MACS. Расскажите о том, как возникла идея этого проекта?

Школа продвинутых коммуникаций MACS отвечает на вызов времени. Мы ставим перед собой задачу вместе с индустрией сформировать требования к специалистам не сегодняшнего, а завтрашнего дня. И качественно изменить с точки зрения профессиональных методов индустрию коммуникаций. Мы открываем несколько больших направлений: Event-маркетинг, Корпоративные коммуникации, Digital-коммуникации, Развитие бренда работодателя, Цифровая трансформация. Школа будет готовить востребованных специалистов, чьи знания и навыки соответствуют требованиям индустрии, а портфолио пополняется яркими проектами, реализованными уже в процессе обучения.

Мы снова сработаем как лифт в индустрию, через нас можно переступить несколько ступенек, попасть на правильную стажировку и выйти на рынок, называя себя специалистом. Я рада, что индустрия может себя самоидентифицировать, потому что еще пару лет назад это было не совсем так.

Британская школа дизайна начиналась с двух классов, в которых училось в первый год 32 студента.

Какие у вас планы для Universal University на ближайшие года три?

Планов очень много, часть раскрою. Мы только что запустили Школу коммуникаций MACS. Для меня важно, что Надежда Макова присоединилась к проекту MACS, до этого момента он жил определенной концепцией и там чего-то не хватало. Но встретив Надю, я поняла, что появился драйвер проекта. Открывающуюся Московскую школу музыки мы планируем раскачать, как локомотив для современной музыкальной индустрии.

Создаем бизнес-инкубатор для стартапов в области креативных индустрий. Мы будем работать с Экспертным центром по академическому качеству над улучшением образовательных программ, осваивать новые подходы, устраивать конференции, разрабатывать новые программы по адаптации для людей не из образовательной среды, но из индустрии, которые хотят преподавать.

Мы хотим изменить образ современного преподавателя. Преподаватель — это модная классная профессия, люди должны этим заниматься, если им есть, что сказать. Важно не закостенеть, и это то что мы не дадим сделать. Есть в планах и международное присутствие, хотим его увеличивать, но пока рано раскрывать карты.

Я вам желаю огромных успехов, ведь планы у вас грандиозные.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ portrait

Вся наша жизнь — построение связей

Гил Петерсил — коуч нетворкинг-мастерства № 1, основатель пятнадцати бизнесов в России, в том числе MeetPartners, а также приглашенный преподаватель московской школы бизнеса «Сколково»

Философия творческих процессов или как сделать востребованным русский креатив

Влад Ситников, chief creative officer

Мысли глобально, действуй локально

Кристин ван Дален, основатель агентства Bureau voor Reuring in Dutch