Не всегда всё должно быть по правилам

Екатерина Галанова, руководитель крупнейшего в России Международного фестиваля балета DANCE OPEN

Фото: Катя Кравцова

 

ОБ УСПЕХЕ ПРОЕКТА

 Для успешного старта любого бизнес-проекта (будь то завод или культурный бренд) важно с самого начала понимать, куда идешь, в чем твоя цель. Уже тогда, 15 лет назад, эту цель мы видели очень хорошо и с мастер-классов начали не случайно.

Мы развивали их как внутреннюю профессиональную историю, не для зрителей, а прежде всего для укрепления престижа профессии. Мы изо всех сил стремились не допустить ее обвала. Нам было важно поработать на культурный имидж Санкт-Петербурга. И история с мастер-классами вписалась в эту задачу идеально. Мы предоставили студентам балетных школ со всего мира возможность получать уроки у лучших педагогов и звезд российской сцены, участвовать в отчетном гала-концерте, посещать театры и смотреть спектакли. В сознании юных артистов сложился образ Петербурга как балетной столицы: именно об этом они рассказывали у себя дома, именно этот акцент получил широкий резонанс.

DANCE OPEN сделал ставку на высочайшее мастерство, при этом важно было поддержать и тех, кто делал только первые шаги в профессии, и — главным образом — тех, кто представлял русскую школу на лучших театральных сценах мира.

В то время российская сцена сильно рисковала их потерять. Рискует и сейчас. Если не стремиться к тому, чтобы высокое и, как принято считать, далекое от жизни искусство стало близким, понятным и доступным большинству. DANCE OPEN работает и в этом направлении. Надо сделать так, чтобы зрителю было интересно. А артистам надо платить гонорары. И тогда все будет хорошо. Только так и никак иначе.

О ФОРМЕ И СОДЕРЖАНИИ

 Помню в самом начале моменты, когда я смотрела в зал и понимала, что аудитория не обновляется: процентов 80 — это женщины, причем одни и те же лица. Чувствовалось, что немногочисленные мужчины приходили на концерты не по собственной воле — скорее всего, их приводили и они соглашались в целях искупления семейных грехов. Мне каждый раз становилось обидно и очень хотелось взорвать сложившийся стереотип. Ведь на самом деле балет — это не «где-то там», а одно из самых понятных и доступных видов искусства. Причем доступных каждому, независимо от возраста, пола, уровня образования и так далее.

Выбор гала-концерта как исполнительской формы, кроме того, связан с желанием показать зрителю максимальное разнообразие того, что происходит в мире балета. Но с учетом финансовых и организационных условий, в которых изначально оказался DANCE OPEN. К примеру, если бы у нас не было сдерживающих факторов — мы имели бы безграничный бюджет, у нас были бы собственная постоянная площадка и собственная постоянная труппа — возможно, фестиваль развился бы в другую сторону. Мы бы устроили гастроли десяти, а может быть, двадцати лучших трупп мира с их лучшими последними премьерными спектаклями. Но такой возможности у нас никогда не было.

DANCE OPEN — проект от начала и до конца менеджерский, абсолютно всё мы делаем самостоятельно: арендуем площадки, репетируем с кордебалетом, иногда шьем костюмы, закупаем и завозим световое и звуковое оборудование, все это монтируем, собираем и так далее.

То есть у нас все «рукотворное», готового ничего нет. А показать зрителю самое лучшее и интересное — познакомить с модным хореографом, с новой постановкой, со звездным исполнителем — очень хочется. Отсюда и родилась форма гала-концерта. Можно сказать, это своеобразный балетный компромисс, позволяющий режиссеру выйти за пределы пространственно-временных рамок.

В России мы стараемся показать прежде всего то, что здесь увидеть невозможно: все новое, что происходит в разных труппах на разных балетных площадках мира. Кроме того, Петербургу всегда интересны премьеры, которые проходят в Большом театре: фрагментами они тоже участвуют в наших гала.

Мы вынуждены жестко отбирать: нас интересует только лучшее, что есть в мире. Самое знаковое, то, что, может быть, совсем скоро обернется новым языком, новой техникой, новым жанром. И не важно, в какой форме мы это покажем — эпизодом в гала-концерте или целым спектаклем: все зависит от огромного количества составляющих.

Кстати, если говорить о спектакле, мы почти никогда не берем готовую продукцию. К примеру, популярная труппа исполняет три одноактных балета: программа постоянно идет в театре и, бесспорно, прекрасна. Но мы знаем, что у этой же труппы есть еще что-то более интересное. Тогда мы предлагаем худруку переформатировать программу специально для DANCE OPEN. Живой пример — вечера балетных мини-шедевров Дрезденского балета Земпера и балета Венской государственной оперы в рамках предстоящего юбилейного сезона.

Когда мы выезжаем за рубеж, то больше ориентируемся на лучшее, что существует у нас. То есть в Тулу со своим самоваром не ездим, а совершаем обмены: в Европу везем наши классические па-де-де и лучшие работы отечественных хореографов, причем как хрестоматийные, так и современные постановки.

О КУЛЬТУРНОМ КОДЕ

 Не всегда все должно быть по правилам. Главное — чтобы то, что происходит на сцене, было не надуманно и фальшиво, а органично и созвучно. Чтобы находило отклик. Мы уже не придерживаемся такого жесткого тайминга — менять картинку каждые 6–8 минут. Сознание современного зрителя трансформируется: меняются язык и форма восприятия, меняются культурные коды. Все сейчас говорят о клиповости мышления. Так вот, с учетом последнего, форма гала-концертов с каждым годом будет восприниматься все более естественно и только набирать популярность. Она дает возможность эпизодичного знакомства с огромными пластами искусства. Думаю, что, выбрав ее, мы не ошиблись. Кстати, зритель голосует рублем. На дворе март, а билеты на гала-концерт XV, юбилейного сезона DANCE OPEN, который начнется 25 апреля, почти все распроданы.

 

О БАЛЕТНОЙ ШКОЛЕ

 Говорить о существенной разнице в балетных школах я бы не стала. Как известно, балет зародился в Италии, продолжил свое развитие во Франции, но необыкновенно расцвел и оформился как вид искусства именно в России. После чего, собственно, и начал с невероятной скоростью распространяться по всему миру. После Дягилевских сезонов многие русские балетмейстеры и танцовщики вошли в историю мирового балета как главные действующие лица. Всего лишь несколько хрестоматийных примеров: наш гениальный танцовщик Джордж Баланчин (Георгий Баланчивадзе) стал родоначальником американского балета, Серж Лифарь поднял на принципиально новый качественный уровень хореографическое искусство Франции, Марика Безобразова основала Академию классического танца в Монте-Карло…

До сих пор в каждой сильной балетной труппе и, как правило, на самых топовых позициях работают русские педагоги, русские танцовщики. Поэтому повторюсь: конечно, в балете появились разные стили и направления; конечно, многие балетмейстеры XX века трансформировали балетное искусство, но, так или иначе, главная история — это русская балетная школа. Именно она, некогда восприняв модный итальянско-французский танцевальный тренд, подхватила его и довела до академического совершенства.

Русская школа — основоположник всего того, что до сих пор происходит в мире.

О ВРЕМЕНАХ И ПЛАНАХ

Когда меня начинают спрашивать про непростые времена, я вспоминаю рассказы друзей нашей семьи о работе театров и вообще культурных учреждений во время блокады… Хочу сказать, что до тех пор, пока искусство питает душу человека, времена в расчет браться не будут. Какими бы по-настоящему трудными и страшными они не были.

Я благодарна судьбе, окружению, моей команде за все, что уже пройдено, за все ошибки, на которых мы всегда старались учиться, за риск, за эксперименты, за ноу-хау, которые у нас, конечно же, есть и которые все эти годы мы нарабатывали опытным путем, буквально вслепую, вручную, по-пионерски… То есть когда ты первый, и только на тебе ответственность за промах, и только на тебя смотрят сцена и зал…

Чего бы я никогда не повторила? Я не вижу повода для какой бы то ни было непредметной рефлексии. У команды DANCE OPEN есть огромное желание и ресурс идти вперед, опираясь на позитивный опыт.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ art

Маркетинг скучен без искусства

Анна Антонова, управляющий партнер рекламной группы Serviceplan в России

Бренд — это воздух, за который готовы платить!

На взгляд обывателя, маркетинг — мистическая область знаний, сотканная из терминов и многочасовых экспертиз. Пока непосвященные умы спорят об его эффективности, серые кардиналы потребительского рынка, словно дирижеры, управляют мотивами и желаниями клиентов. Признанный российский маркетолог, авторитетный брендинговый эксперт и член совета Гильдии маркетологов Николас Коро смело развенчивает мифы и беседует об УТП, шаманском бубне и воздухе, за который клиенты готовы платить.

Я художник, но другой

Андрей Бартенев, художник, автор перформансов