Политика в том, что ее нет

Мероприятия журнала «Русский пионер» широко известны в узких интеллектуальных кругах: на них всегда можно встретить самых известных людей — политиков и артистов, предпринимателей и музыкантов.

Редакция LCM побеседовала с Александром Зильбертом, генеральным директором журнала «Русский пионер», и узнала, как редакции удается раз за разом собирать полные залы, как журнал экспериментирует с форматами событий и какова редакционная политика «Русского пионера».

Расскажите немного о редакционной политике журнала — менялась ли она с течением времени?

Вопрос немного не по адресу. Эта политика на то и редакционная, чтобы ей занималась редакция во главе с главным редактором. Я же все-таки работаю генеральным директором, и такого рода сферы находятся вне зоны моей компетенции. Но есть вещи очевидные, на которые каждый способен обратить внимание. Например, на каждой обложке у нас заявлено, что журнал позиционируется как «литературный, иллюстрированный». Этими двумя словами, полагаю, и объясняется главное — ставка на качество текстов и их оформление. Мы видим на страницах «Русского пионера» очеркизм высшего пилотажа и попытку превратить в писателей или, как принято их называть, колумнистов очень известных людей. Такой подход заявлен с самого первого номера, вышедшего в свет в 2008 году, и с тех пор, насколько мне известно, не меняется. Важно, что неизменным остается и главный редактор, идеолог журнала Андрей Колесников. Полагаю, это тот случай, когда можно сказать, что стабильность — признак класса.

 

Как бы вы определили общую тональность издания? Если бы это был голос какого-то одного человека, каким бы он был?

Это явно был бы не один голос. Но и не хор, поющий в унисон. «Русский пионер» — это полифония. Концепция журнала в том, что вокруг него собирается очень много людей, и все они очень разные, каждый с оригинальным мнением по любому вопросу. Это многоголосие дает весьма широкую читательскую аудиторию и полноту картины. Ведь каждый номер журнала посвящен какой-то одной теме. Она может быть как абстрактной — «совесть», «вера», так и вполне конкретной — «Андрей Тарковский», «Сергей Довлатов». Благодаря этому, в том числе, журнал остается интересным публике, не теряет актуальности. Потому как читатель каждый раз находится в ожидании: «Ага, ну а на эту тему что скажет этот человек? А вот этот?»

Принципиально, что «Русский пионер» колумнистов не редактирует. Это, пожалуй, еще один штрих к редакционной политике. Политика в том, что ее нет. Ни политики как рода деятельности, ни политики, которая бы что-то запрещала. Политика только в том, что все должно быть качественно.

Расскажите о своей аудитории. Что это за люди?

Наша аудитория делится на две неравные части. С одной стороны, у нас сформировался большой пул колумнистов, они сами и их окружение — читатели журнала. Если обобщать, то, как бы высокопарно это ни звучало, речь идет об интеллектуальной и бизнес-элитах нашего общества.

С другой стороны, есть большое количество читателей журнала, которые тянутся за этими трендсеттерами. Они хотят знать, что думает об одиночестве или мести Дмитрий Быков, Андрей Макаревич, Андрей Бильжо, Диана Арбенина, Виктор Ерофеев или Софико Шеварнадзе, например.

 

В таком случае, вопрос о Литературном клубе журнала: кто может в него попасть и какие активности в его рамках проходят?

Литературный клуб, или Клуб анонимных писателей, объединяет людей, которые хотят стать писателями. С нашей точки зрения, возможно овладеть писательским мастерством даже за небольшой срок, если есть правильные учителя.

Мы очень быстро набрали первый, а затем и второй поток. И сумели за три месяца с помощью онлайн-обучения и очных встреч довести людей до такого уровня, чтобы их публикация в «Русском пионере» стала не просто данью посещения занятий, а настоящим событием как в их творческой жизни, так и в жизни журнала.

 

Каким образом вы находите идеи для мероприятий журнала?

Идеи мероприятий на дороге не валяются. Это коллективное редакционное творчество, драйвером которого, безусловно, является главный редактор Андрей Колесников.

Кто занимается реализацией этих идей? Это некая команда внутри редакции?

Все идеи по масштабу разные. Есть большие мероприятия, как наши флагманские «Пионерские чтения», которые с течением времени переросли в популярное светское мероприятие Москвы и получили на этой ниве разные награды, скажем от премии «Событие года», а есть камерные.

На больших проектах мы уже много лет работаем с партнером — компанией We Can Group. И у нас пока достаточно внутренних сил для того, чтобы организовать события меньшего масштаба практически самостоятельно. Порой это существенная нагрузка на наш небольшой коллектив, но мы понимаем, что нам это нужно делать самим, — только тогда получится ровно то, что мы хотим. На камерных мероприятиях редакционный коллектив, по сути, берет на себя функции организационного штаба, координирующего работу с массой подрядчиков.

 

Как же вам удается раз за разом собирать качественную аудиторию? В чем секрет?

Это непросто. Порой мы сами приходим в священный трепет, когда это удается. Когда, например, в семи километрах от Москвы, на Ново-Рижском шоссе, в июньский выходной день, в страшную жару, заслужившую оранжевый уровень опасности, вдруг, откуда ни возьмись — заполнена вся огромная парковка «Главкино». Заполнен зал на 350 человек, приходят все чтецы, в том числе заместитель министра экономического развития Станислав Воскресенский, еще накануне принимавший участие в государственном визите в Китай; режиссер Константин Богомолов, еще утром проснувшийся в Кракове и приехавший на «Чтения» прямо из аэропорта; артист «Квартета И» Камиль Ларин, помчавшийся на спектакль непосредственно с нашей сцены, где он читал свою колонку из свежего номера «Русского пионера», посвященного кино.

Когда даже такие люди совершают эти подвиги — аудитория ценит это и отвечает взаимностью.

Это какая-то наработанная годами химия и своего рода знак качества: если «Русский пионер» решил организовать мероприятие именно в этот день, именно в этом месте, именно с этими героями — значит, что-то будет. Что-то прелюбопытное, разумеется.

Есть ли новые форматы, которые вы реализовали совсем недавно?

Самое новое наше мероприятие, которое мы запустили лишь в этом году, — это «Салон „Русского пионера“». Мы решили возродить традицию великосветских салонов XVIII–XIX веков. Это закрытое мероприятие, на которое невозможно попасть без специального приглашения, причем всего на 50–70 человек.

Бессменным ведущим «Салона» стал писатель, поэт и колумнист «Русского пионера» Дмитрий Быков. Он в формате непринужденной беседы задает приглашенному гостю вопросы, а тот в свою очередь адресует вопросы Быкову, зал — спикерам. Сдается мне, мы здорово угадали с ведущим: для такого мероприятия лучшего, на мой вкус, не сыскать. Раз от разу не устаю преклоняться перед безграничной эрудицией Дмитрия Львовича, его умением вести дискуссию. Не удивительно, что к такому ведущему и гости приходят соответствующие: на «Салоне» уже выступили кинорежиссер Авдотья Смирнова, государственный деятель Сергей Капков, искусствовед Ольга Свиблова.

Каждый раз у нас складывается очень живое, предельно откровенное общение, которое, однако, не выносится за стены «Салона». Если обычно мы зовем журналистов и стараемся максимально распространить информацию о происходящем на наших площадках, то здесь — абсолютный no record.

Расскажите о благотворительном рок-фестивале «Разные люди» — как возникла его идея и как вы оцениваете результаты?

Прежде всего хочу отметить, что формально фестиваль не имеет никакого отношения к «Русскому пионеру». Просто так сложилось, что идея его создания пришла в голову вашему покорному слуге, его ведущим стал колумнист журнала Михаил Ефремов, а участниками, среди прочих, — колумнисты Андрей Макаревич и Юрий Шевчук. Дело в том, что мы очень давно дружим с Сашей Чернецким, лидером группы «Разные люди», инвалидом первой группы, который почти всю сознательную жизнь мужественно борется с болезнью Бехтерева. В 1991 году на рок-фестивале в Харькове благодаря участию Макаревича и «Машины времени», Шевчука и «ДДТ», «Чижа», БГ и «Аквариума» были собраны средства на его первую операцию.

И мне вдруг показалось, что будет красиво сделать ответную историю и организовать фестиваль ровно 25 лет спустя, где уже сам Чернецкий и его товарищи соберут деньги нуждающимся. Саша поддержал мою идею, у него уже был сформированный пул детей, которым требовались средства для срочной реабилитации или операции.

Так все и закрутилось: мы стали разговаривать с теми, кто участвовал в концерте двадцатипятилетней давности, и с помощью благотворительного фонда «Анна» 25 мая этого года удалось провести в Stadium Live грандиозный концерт для шести тысяч зрителей.

 

Перейдем к проекту «Александровский садЪ». Насколько получился или не получился проект? Как вы считаете?

Это проект Александра Демидова, основателя «Демидов Бэнд» и участника «Квартета И». Изначально Александр для небольшого круга в 10–15 слушателей общался в своей студии с различными интересными персонажами, выступал этаким «вечерним Ургантом». А поскольку люди все творческие, то, конечно, и песни пелись, и стихи читались, и доверительный диалог велся.

Однажды Александр пригласил меня на одно из таких мероприятий, после которого спросил, понравилось ли мне. Я, кажется, сперва его сильно напугал, сказав, что мне абсолютно не понравилось. А потом, выдержав мхатовскую паузу, порадовал, добавив: не понравилось, потому что его проект, на мой взгляд, заслуживает аудитории не в 10–15 человек, а в 100–150 хотя бы. Так и началась наша коллаборация.

 

Каким проект стал и в каком виде существует сейчас?

Мы довели его до уровня представленности на известных городских площадках с приглашением знаменитостей и продажей билетов. Среди наших гостей были Нонна Гришаева, Алексей Кортнев, Сергей Галанин, Валерий Сюткин — раскрутили маховик на полную. К сожалению, у каждого подобного проекта срок коммерческой привлекательности недолог, если не придать ему нового качества. Поэтому Александр в какой-то момент закономерно захотел делать из «Сада» телеформат. «Русский пионер» же пока не считает телевидение своей стихией. При этом мы очень признательны Демидову за столь интересный период сотрудничества. Желаем ему успехов на новом витке развития его проекта и надеемся когда-нибудь снова поработать вместе.

Однако мы при этом тоже не сидим сложа руки. Очевидно, что в нашем пакете мероприятий должен быть один чисто музыкальный проект. И мы, на волне успеха «Пионерских чтений», придумали и запустили «Пионерские пения».

Первые «Пения» прошли в рамках ежегодного собрания выпускников Школы управления «Сколково». На них выступали Диана Арбенина и Андрей Макаревич. Формат необычный. После каждой песни артисту можно задавать вопросы, а он сам рассказывает историю создания песни. В этом направлении мы будем двигаться и дальше, еще больше расширяя взаимодействие с залом, чтобы артист мог находиться на расстоянии вытянутой руки от аудитории. В этом году, например, сногсшибательные «Пения» устроил наш колумнист Владимир Кристовский, лидер группы Uma2rman. Его оригинальная программа «Любимые песни», в рамках которой он исполнил композиции «Чижа», Юрия Лозы, Александра Розенбаума и многих других, просто потрясла зрителей. После такого, как всегда, мы погружаемся в некоторое оцепенение — как переплюнуть подобное? Как сделать еще более крутые «Пения»? Но мы сделаем.

По каким критериям вы оцениваете, как прошло то или иное мероприятие? Что вы считаете наибольшим успехом?

Главный показатель успеха для нас — это внимание аудитории. Когда после мероприятия люди подходят и искренне благодарят. От этого на сердце становится тепло. Чем больше сообщений о наших проектах в соцсетях, тем яснее ты понимаешь: ну вот, прошло еще одно хорошее мероприятие «Русского пионера».

 

На какие мероприятия вы сами с удовольствием ходите?

Я очень люблю музыку, для меня это искусство номер один. Вот в конце июня осуществилась одна из моих давних важных «мечт» — я побывал на концерте группы Simply Red. Теперь осталось посетить только выступления величайших Стиви Уандера и Билли Джоэла, и я буду считать, что все самое важное в жизни увидел.

Разумеется, я часто выбираюсь на важные спортивные мероприятия. Все-таки два с лишним десятка лет я отдал спортивной журналистике, сам активно занимался и занимаюсь спортом, так что это со мной уже навсегда.

Кроме этого, я люблю театр, хожу на классические и нетрадиционные постановки, стараюсь быть в курсе происходящего в этом мире. Светские мероприятия посещаю больше по долгу службы, чтобы поддерживать важные контакты или подмечать новые интересные идеи. Поэтому самые любимые светские мероприятия для меня — это, конечно же, мероприятия под эгидой «Русского пионера».

 

Возможно, есть некое «событие мечты», которое вы очень хотели бы реализовать в будущем?

Я бы очень хотел, чтобы мы когда-нибудь вернулись к вручению премии «Русского пионера», поскольку мне кажется, что такой журнал, как наш, должен вручать призы за достижения, которые оцениваются именно по нашей, «пионерской» шкале ценностей.

 

Насколько удается решать с помощью организации событий некие долгосрочные цели, которые стоят перед журналом?

О наших проектах идет добрая слава, и нас везде встречают с распростертыми объятиями. Когда делаешь что-то качественное, обязательно получаешь отдачу. Но никогда заранее не знаешь, с какой стороны и когда тебе воздастся.

Поэтому живем по Островскому — так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ live-talk

Концепция мероприятия: где взять шедевральные идеи

Как соединять вещи, которые никто до этого не соединял

Валерий Волчецкий, креативный директор Red Keds

Я не знаю, что такое вдохновение

Алексей Вигуро, арт-директор Live Communication Magazine