Я запрещаю неуверенность

Лина Арифулина, продюсер, президент группы компаний LA Group

Энергичная и невероятно талантливая Лина Арифулина вдохнула жизнь в самые громкие проекты отечественного телевидения. В послужном списке знаменитого режиссера и продюсера, лауреата премии Овация значится множество проектов, включая «Фабрику звезд» и  «Танцы со звездами». Законодательница мод современного телеэфира смело идет на эксперименты, превращая каждое событие в грандиозное шоу.

Блицопрос

Имя и должность

Лина Арифулина, продюсер, президент группы компаний LA Group.

Каково ваше самое яркое воспоминание?

Момент, когда я впервые взяла на руки свою дочь Айну. Она для меня всё! Самое лучшее шоу моей жизни — это моя дочь.

Если бы у вас была возможность выбрать профессию заново, какую бы вы выбрали и почему?

Я бы выбрала путь президента, хирурга или адвоката. Эти профессии несут в себе высокий градус эмоциональности и ответственности. Для меня это очень близко, ведь в этом вся я.

Кем вы видите себя через 15 лет и чем бы вам хотелось заниматься в этот момент?

Через 15 лет я бы хотела делать то, чем занимаюсь всю жизнь, уже хотела бы иметь внуков и устроить с любимым человеком сумасшедший медовый месяц. Возможно, устроила бы свадебную церемонию, которой у меня никогда не было.

Какие события изменили вашу жизнь?

Рождение дочери и встреча с человеком, которого я люблю.

Вы сожалеете о чем-то произошедшем в вашей жизни?

Ко мне это не относится. Сожалеть — значит убить себя в настоящий момент.


От чего вы никогда не откажетесь?

Не откажусь, пожалуй, вкусно поесть, пойти в кино и провести время на природе.


Чего бы вы по-настоящему хотели в жизни? 

Все, что мне необходимо в моей жизни, у меня есть. Если все-таки оказывается, что чего-то в ней нет, то я не переживаю по этому поводу, а делаю все необходимое для достижения цели. Все в нашей голове и в наших руках!

Чего вы больше всего боитесь?

Если чего-то бояться, то это обязательно произойдет. Поэтому я ничего не боюсь.

Какие собственные черты вы бы хотели видеть в своих детях?

Пожалуй, тактично вникать во все, правильно и спокойно относиться к людям, реализовывать свои желания, быть коммуникабельной, иметь чувство юмора, быть женственной и сексуальной.

 

Лина, у вас музыкальное образование, но вы стали одним из самых успешных продюсеров и режиссеров шоу в нашей стране. Что заставило вас понять, что вы хотите быть причастны к миру режиссуры? В какой момент эта мысль стала действием?

 15 лет я посмотрела кинофильм, который произвел на меня сильное впечатление. Название уже не помню, к сожалению, но это и не важно. Суть фильма была в том, что главные герои, он и она,
весь полный метр преодолевали преграды, чтобы все-таки быть вместе, но в финале этого так и не произошло. У меня внутри было чудовищное разочарование. «Почему все вышло именно так?» — этот вопрос не давал мне покоя. Главные герои мужественно вынесли все испытания и заслужили быть вместе, заслужили эту долгожданную встречу! Один знакомый тогда сказал: «В фильме все решает режиссер. Он и принимает все решения». В тот момент я твердо решила, что стану режиссером, у которого всегда будут счастливые финалы. В проектах, которые я создаю, ключевым всегда является финал. Как известно, о любом событии в памяти остаются именно последние эмоции.
Это и есть самое важное.

 Насколько легко было войти в мир режиссуры?

Я не оперирую категориями «тяжело» или «легко». События в моей жизни всегда гармонично складывались в единую, цельную картинку. Раньше концерты по телевизору были исключительно монотонными, на сцене центральное место занимал микрофон-стойка, а артисты стояли вокруг него, позволяя себе лишь изредка поднимать руку влево или вправо. Глядя на экран, я фантазировала и представляла выразительные картины, декорации, которые могли бы быть на этой сцене, перемещения артистов. Уже потом я осознала, что это были мизансцены и кадры будущих номеров. Но тогда все было хаотично и спонтанно, хоть и крайне красочно. Сейчас  любая песня или номер, над которыми я работаю, превращаются в маленькую историю, доходчиво объясненную
и обогащенную театральными формами. 

 Что вас вдохновляло тогда и вдохновляет сейчас? Где источник вашего вдохновения?

Вы знаете, у меня нет такого источника. Идеи приходят сами собой и с Божьей помощью. Я слышу музыку, а образы друг за другом начинают возникать в воображении. Мои коллеги всегда поражаются тому, как быстро я могу предложить варианты, буквально с ходу. Уже после я анализирую эти идеи, дорабатываю детали и добавляю нюансы, цвет и настроение. Но, как правило, первый вариант наиболее яркий и динамичный. Первый импульс всегда самый активный, эмоциональный и верный, на мой взгляд. 

Любая песня или номер, над которыми я работаю, превращаются
в маленькую историю, доходчиво объясненную и обогащенную театральными формами.

 

 Один из самых ярких ваших публичных проектов — это «Фабрика звезд». Чем запомнилась и чем стала для вас работа над этим проектом?

Прошло уже много времени. Не буду скромничать, проект был действительно прорывной, новый, интересный для всех. По сути, это первое музыкальное реалити-шоу. Для меня, как для человека, который любит эксперименты, любит пробовать новые жанры и начинать проекты с нуля, это был своего рода вызов. Темпоритм был сумасшедший, ведь каждую неделю необходимо было делать новый концерт, в экстремально сжатые сроки создавать пятнадцать ярких и запоминающихся номеров. Оттуда, пожалуй, и сформировалось быстрое реагирование в прямом эфире. Прямой эфир — это обратная связь, которую ты получаешь моментально, за что я искренне и люблю проекты такого рода. Ведь они, можно сказать, немного перевернули мир нашего шоу-бизнеса, мир стабильный, фундаментальный, однообразный, добавив в него динамики, красок и эмоций. Новые «фабричные» звезды составили отличную конкуренцию звездам того времени, запуская большой механизм трансформаций
в данной сфере. Одна из главных идей проекта, которая была блестяще реализована, — история Золушки: любой желающий мог прийти и при наличии таланта стать звездой. Поэтому «Фабрика звезд» многое расставила на свои места. Для меня же это был интересный проект, эксперимент, моя работа в роли режиссера впервые была показана наглядно. Работа режиссера — это всегда закулисная история, но на «Фабрике звезд» зритель мог проследить весь цикл работы: от задумки до реализации.

 В современной event-индустрии искусство играет важную роль, а интеграции становятся более глубинными. Какова, на ваш взгляд, миссия и предназначение искусства в event?

Трансформации, которые сейчас происходят, являются безумно важными. Мне стало интересно заниматься event’ами, так как здесь происходит кардинально другая реализация, чем на том же телевидении. И весь тот опыт, который накопился у меня за время работы в шоу-бизнесе, прекрасно ложится на работу в event-индустрии. Особенно на частных мероприятиях. Как выяснилось, я отличный специалист в организации частных торжеств. У гостей на таких событиях уже давно выработалась привычка к определенному сценарию: танцы, песни, конкурсы. Мы ломаем стереотипы и приучаем к театрализованности происходящего. Совсем недавно сделали одно мероприятие, где первый танец жениха и невесты все гости смотрели в 3D-очках. Это было непросто, так как аудитория была не подготовлена к такому, но когда в результате все увидели вокруг молодоженов порхающих бабочек и распускающиеся цветы, эффект получился колоссальный. Впервые после танца жениха и невесты я не услышала аплодисментов, все молчали и лишь после небольшой паузы крикнули «браво». В итоге у нас вышло настоящее театральное действо. А началось оно с самого начала, с преамбулы, с того момента, когда гости получают приглашения на данное событие. Именно тогда и начинается квест впечатлений. В жанре частных событий есть широкое поле для применения огромного количества инструментов, которые работают на получение впечатлений, и работают они, надо сказать, очень интересно. Превратить частное мероприятие в шоу — это сложно, но безумно интересно.

 Где, по-вашему, проходит тонкая грань между искусством и бизнесом?

Здесь важен баланс, поэтому я и продюсер. Знаете, многие жалуются, что кризис в самом расцвете, работать сложно. Я обожаю кризис! Всю жизнь работаю именно в такие времена. Начиная с 16 лет я всегда работала на себя и даже не знаю, что такое работать
на кого-то. Соответственно, если я не подумаю о заказах на несколько месяцев вперед, то могу остаться ни с чем. Поэтому в этом плане я всегда спокойна и всем знакомым советую не противиться кризису, потому как у каждого есть потрясающие внутренние ресурсы, которые могут самым неожиданным образом раскрыть человека. Даже с небольшим бюджетом, определенными вводными данными и поставленной задачей возможно сделать качественный и запоминающийся проект. Именно поэтому в моей компании нет понятия «маленький» или «большой» бюджет. Есть бюджет, и есть задача проработать его так, чтобы заказчик остался безумно доволен и вернулся к нам в будущем.

 

Привычка и лень всегда стоят рядом и абсолютно не способствуют твоему развитию.

 

 Работа над какими событиями вызывает у вас наибольший интерес: массовые медийные или камерные, но концептуальные?

Вся прелесть внутреннего творческого долголетия в том, что я постоянно меняю проекты. Сегодня у меня было совещание по трем медийным проектам: один — в странах СНГ, другой — в России, на канале СТС, параллельно работали над частным мероприятием, а также шла работа в школе, так как у меня большая тренинговая сеть, где мы проводим обучение для бизнесменов, политиков, студентов. В этом постоянном переключении и в разном ассортименте работы и состоит вся прелесть. Работа над «Фабрикой звезд» заставляла сосредоточить все внимание только на этом проекте, поэтому именно в тот момент мне безумно хотелось снять документальный фильм про самую обыкновенную жизнь какой-нибудь старушки. Когда включаешься в конвейер, начинаешь нивелировать себя и постепенно терять. Поэтому я стараюсь следить за этим моментом. Привычка и лень всегда стоят рядом и абсолютно не способствуют твоему развитию.

Каковы ваши личные критерии оценки своей работы? По популярности среди широкой общественности, по лестным отзывам коллег?

Первостепенно все-таки мое внутреннее ощущение. Если я понимаю, что я выложилась, я устала, но при этом безумно счастлива — это хороший знак. Включается внутренний критик, который говорит: «Да, Лин, это получилось! Это здорово!» Успешным считаю также момент, когда удалось сделать то, что никогда не делала. Ведь работать надо словно в первый и в последний раз. Именно поэтому важно сохранить некий азарт в работе. Дальше уже идут отзывы коллег, которые радуются тому, что все получилось, но важно и мнение заказчика. Как правило, если заказчик доволен, то он уже во время мероприятия начинает писать восторженные СМС о том, как здорово все проходит.

Верно, что самый строгий критик для вас — вы сами?

Да, безусловно! И я могу сама себе честно признаться, что и где не получилось. Но эти моменты зачастую замечаю только я, другие не видят нюансов. Моя внутренняя планка всегда выше, чем у остальных, потому что благодаря этому заделу я должна вырасти, получить новый опыт и реализовать свой потенциал. Так я работаю уже очень давно и всю свою команду стараюсь подтянуть к этому же.

В моей компании нет понятия «маленький» или «большой» бюджет. Есть бюджет, и есть задача проработать его так, чтобы заказчик остался безумно доволен и вернулся к нам в будущем.

 

 Помните ли вы тот момент, и был ли он, когда вы остановились и сказали себе: «Лина, это успех!»?

Нет, именно такого комментария себе не давала. Мне всегда нравилось, как относятся ко мне окружающие. Часто на мероприятиях подходят абсолютно незнакомые люди и говорят: «Лина, огромное вам спасибо! Вы такой профессионал! Вы — гуру! Вы — пример для подражания!» Вот это важно и ценно. Или ученики, которые посещали мои тренинги, пишут: «Я вам так благодарен! Вы перевернули мою жизнь!» Подобные истории происходят часто, и это, пожалуй, самые важные комплименты. Так я читаю знаки Вселенной о том, что движусь в правильном направлении. А сесть и сказать себе: «Лина, это успех!» — не моя история.

 Случались ли моменты, когда опускались руки и хотелось буквально бросить все? Где тогда находили силы, чтобы подняться и идти дальше?

Бросить все никогда не хотелось, потому как это сигнал о безответственности человека. Зачастую надо просто нажать на «стоп» и переключиться. И я с удовольствием это делаю. Начинаю заниматься домашними делами, что-то красить, ремонтировать, переключаюсь на активность и творчество. Нам всегда дается столько сил, сколько нам действительно необходимо. Если чувствуете, что силы на исходе, просто скажите себе «стоп».

Когда вы начинаете масштабные «проекты года», не возникает ли у вас сомнений или опасений, не боязно ли это? Или вам это уже давно не знакомо?

Мне всегда это было не знакомо. Нельзя начинать проект с неувереннностью в нем или в себе. Если выразиться образно, то начинать проект, который выглядит гигантским на фоне тебя самого, — это провальная идея. Если такая картинка всплывает, значит идея тебе не под силу. Проект и человек должны стоять рядом и быть равноценными, а со временем проект и вовсе должен быть все меньше и меньше, постепенно превращаясь в маленькую картинку в наших руках. В случае, когда все происходящее остается для тебя грандиозной историей, важно понимать, что к этому ты не готов. Именно поэтому на своих тренингах я всегда говорю: «Выбирайте достижимую мечту. Мечта должна быть реальной настолько, чтобы можно было протянуть руку и схватить ее».

 Но для некоторых даже самая незначительная мечта кажется недостижимой. Как выработать в себе чувство уверенности в собственных силах?

Вы знаете, участникам моих тренингов и всем знакомым я запрещаю говорить слово «неуверенность», потому что этого понятия не существует. Как ее измерить? В граммах? А если что-то нельзя измерить и сопоставить с чем-либо, то понятие является неверным. Неуверенность — это оборотная сторона лени. Очень удобно и комфортно уверять себя в этом, оправдывая свое нежелание двигаться вперед. Жизнь такого человека превращается в замкнутый круг, и он просто перестает развиваться. Подмечено, что как только ты перестаешь говорить и думать о своей неуверенности, она уходит из твоей жизни.

 Оглядываясь назад на свою карьеру, хотели бы вы что-то изменить?

Абсолютно ничего. В ту минуту я открыла эту дверь, а значит, сочла нужным открыть именно ее, а я себе полностью доверяю. Обсуждать, что в прошлом пошло не так, — это колоссальное неуважение к себе. А поскольку я проповедую самоуважение и абсолютную любовь к своей личности, все свои решения уважаю и не сомневаюсь в их правильности. Я не верю в случайность происходящего, и раз когда-то открылась именно эта дверь, значит так и должно быть.

 

Беседовала: Анастасия Маскаева, шеф-редактор Live Com Magazine

Фото: Кирилл Зайцев 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ portrait

Делайте людей последователями, а не созерцателями идей

Александр Семин, автор смыслов, основатель компании What If Semin

Ноги в воду!

Вячеслав Полунин, народный артист России, президент Академии дураков

Я не люблю что-то делать вполсилы

Алена Долецкая, журналист, писатель, медиаменеджер, креативный консультант генерального директора Третьяковской галереи