Я художник, но другой

Андрей Бартенев, художник, автор перформансов

Недавно в одном из интервью вы сказали: «Художник обладает большим знанием о будущем, как туда идти и как не совершить ошибку, войдя туда». О чем нам говорят современные художники и искусство сегодня?

Есть очень много художников, и еще больше — версий и представлений того, как должно выглядеть и каким языком должно излагаться современное искусство. Все события, происходящие в политике и экономике, словно в зеркале, отражаются на сфере изобразительного искусства и накладывают видимый отпечаток на все то, что называется огромным словом «культура». Таким образом, современные мастера изобразительного искусства в своих работах лишь фиксируют происходящее на мировой сцене, пропуская все увиденное сквозь призму своего творческого спазма. В наши дни художника и искусство тяжело определить одним словом — современное творчество разнообразно, и в этом его качественная особенность и трагедия. Можно все.

Если все-таки говорить о вас и том, какие смыслы вы вкладываете в свои работы, то что проходит красной линией сквозь ваше творчество?

Если говорить обо мне, то я всегда утверждал своим искусством оптимизм, созидание, радостное восприятие настоящего и будущего, которое нас ждет. Тем самым я и формирую будущее, к которому иду. Кому-то это может быть не близко и даже не понятно. Но этот факт не отменяет мой жизненный путь и того, что моя природа такова, какова она есть, — мое творчество сформировано неповторимостью моей природы.

В чем же заключается ваша природная особенность?

Моя природная особенность — ясно слышать свою интуицию.Поэтому могу смело сказать, что абсолютно все сделанное мной в жизни носит интуитивный характер. В моей практике не преобладают знания, которые я получил в одной школе или в другой. Каждая мысль и идея, которая закрепляется и располагается в моем сознании, обработана моей интуицией. Когда ты являешься настолько чувствительным
ко всему невидимому, ко всему межстрочному, то ты скорее видишь, как в сегодняшнем дне зарождается будущее, и точнее понимаешь, как себя трансформировать к завтрашнему дню. И это уникальная возможность — попасть в некоторые зоны откровения, в недосягаемые оазисы, где тебе дают шанс почерпнуть огромный ресурс того, чего еще нет. Именно эти знания и показывают художнику, каким будет будущее. А мне лишь остается поделиться откровением со зрителем, который, возможно, откроется новому или пройдет мимо. 

Я всегда утверждал своим искусством оптимизм, созидание, радостное восприятие настоящего и будущего, которое нас ждет.
Тем самым я и формирую будущее,
к которому иду.

 В таком случае, продолжая философию, вопрос об эволюции изобразительных знаков: как, по-вашему, будут развиваться события в ближайшем будущем? По какому направлению мы плавно, но все-таки движемся?

Искусство и экономика неразрывно связаны между собой, потому как экономика определяет то, о чем думает население. Для того чтобы быть и развиваться, искусству необходимо найти и крепко держать огромные канаты, связывающие его с обществом. Но если общество находится в стрессе, то и искусство будет находиться в стрессе, если экономика в кризисе, то и искусство будет находиться в кризисе. Что вижу лично я? Прежде всего, невероятно агрессивную среду между кураторами, критиками, художниками. Потому что, когда возникает недостаток ресурсов и внимание публики стоит очень дорого, все подразделения, задействованные в области культуры, начинают бороться за свою экономическую состоятельность и за свои проценты внимания. В таком боевом режиме культура развивается крайне медленно, а принципы гуманизма, как главного бога культуры, однозначно терпят поражение. Поэтому в настоящий момент происходит деградация культуры со всеми вытекающими обстоятельствами.

Данная тенденция характерна лишь для российской культуры или же это общемировая ситуация?

Эта ситуация характерна только для России. Если же говорить про мировой ландшафт, то, конечно же, наше состояние можно сравнить с состоянием культур Египта, Сирии и некоторых африканских стран.

Предлагаю перейти к более прикладным вопросам. Насколько актуален жанр «перформанс» сегодня и в чем, на ваш взгляд, миссия данного вида искусства?

 

 

Самые яркие впечатления и новые находки в этом жанре, которые меня действительно восхищали и удовлетворяли, произошли не на территории России. Мой последний перформанс, который прошел 18 марта, назывался LALALAMOSCOW и был сыгран для фестиваля «Инфекция моды» в Вильнюсе. На мой взгляд, перформанс получился безупречным. Главный архитектор фестиваля придумала правильную атмосферу, и все пазлы сложились в единое целое, создавая необыкновенную легкость и невероятно эмоциональный подъем, который смог каждому присутствующему доставить удовольствие. Именно в этот момент твое эмоциональное существо меняется, трансформируется в лучшую сторону, твоя сущность выздоравливает и получает оптимистический заряд, чтобы созидать и дальше делать внешний мир лучше. Я люблю такие перформансы. Они редко получаются, но когда это происходит, я понимаю, почему занимаюсь именно этим и зачем живу.

То же самое произошло и с выставкой «Скажи: я тебя люблю!», которая проходила в октябре – ноябре прошлого года в ММОМА. Она тоже лечила людей. А наблюдая радостных зрителей, я и сам выздоравливал.

На выставке «Скажи: я тебя люблю!», приуроченной к вашему юбилею, было представлено огромное количество ваших работ за все время творческой карьеры. Расскажите подробнее о процессе подготовки события? Чем стала для вас эта выставка?

Пожалуй, самое большое и лучшее, что было мною сделано в России за последние годы, — это выставка «Скажи: я тебя люблю!» на Гоголевском бульваре, 10.

То, что там было выставлено, — это третья часть того, что у нас спрятано на складах, которые раскиданы в разных странах мира. Это настоящий подвиг — собраться с силами и начать распечатывать законсервированные произведения. На этот подвиг меня сподвигнули несколько человек: мой директор — Александр Хромов, мы работаем вместе практически 25 лет, Леша Новоселов — заведующий выставочного отдела ММОМА, Василий Церетели и Ольга Свиблова — кураторы моей выставки. Они буквально в голос сказали: «Бартенев, тебе 50 лет, отвертеться не удастся!» В итоге мы сделали выставку, которую за полтора месяца посетило 37 000 человек. Это очень высокий показатель для современного художника, который все еще жив. Но плата за эту работу также стала самой дорогой для меня. Ведь если до выставки я чувствовал, что мой внутренний возраст — где-то 28 лет, то сейчас он равен 34 годам. Это очень большая утрата! 

Я не ищу вдохновения, я живу как одно вдохновение.

 Если говорить о зрителях, то где наиболее восприимчивая публика? В чем существенная разница между зрителями из разных стран?

Разница, безусловно, есть. Американцы готовы смотреть перформанс бесконечно долго, и публика будет нескончаема. Их зритель любит все необычное, он понимает, как с этим обращаться и в чем удовольствие, в чем яд этого жанра. Европейская публика также подготовлена и любит перформанс не меньше. Французы, например, безумно легкие на подъем зрители, но здесь важно различать, где вы играете перформанс: музей это или же улица. На улицах зрителями становятся выходцы из Алжира и других восточных стран, а они очень агрессивно относятся к подобным выступлениям. Даже в Амстердаме во время арт-парада на субкультурном фестивале, где со всего мира съехались представители самых нескромных направлений культур, нашлись те, кто демонстративно лопал наши надувные объекты сигаретками. В Прибалтике играть очень люблю. Несмотря на то что бытует стереотип о неэмоциональности их зрителя, нелегко взрывающемся темпераменте,
все перформансы проходят с потрясающим успехом, а публика очень благодарна и добродушна. И все-таки самое легкое — играть перформанс для англичан. Они реагируют молниеносно и готовы уже во время представления куда-то бежать и включаться в процесс.

Выходит, вы близко знакомы с зарубежным зрителем. А насколько хорошо вы знаете российскую публику?

Не могу сказать, что я в курсе того, что происходит сегодня в России. В Москве мы очень редко играем перформансы, поэтому здесь я стал более популярен как мастер различных воркшопов. В этом смысле в Петербурге, конечно же, гораздо интереснее играть перформансы. Петербург медленнее, и эта медленность сохранила человечность у петербургской аудитории.Москва же — невероятно спрессованный и перегруженный информацией и раздражителями город. Здесь трафик, плохой воздух, много людей, и они хотят делать и видеть все очень быстро. Если перформанс, то покажите его за полминуты, если спектакль, то и за двадцать минут мы все поймем. Ритм жизни жесткий, и выйти из него — настоящая драма.

Предлагаю перейти от общего к частному. Как происходит создание нового проекта? Вам сразу приходит цельный образ, который вы воплощаете с помощью разных форм и материалов, или же вы двигаетесь от пространства?

Безусловно, пространство дает многое. Если это историческое место или у пространства существует ярко выраженная собственная энергия, то, конечно же, взаимодействовать с историей и с эмоцией места намного интереснее. Но из моего опыта могу сказать, что есть еще один решающий момент — первая мысль всегда верна. И так происходит каждый раз. Мое расшатанное воображение самые неожиданные и интересные мысли выдает первыми. Само собой, данное правило справедливо только для меня, и клиент зачастую не склонен доверять моим первым интуитивным образам. Он начинает спорить, убеждать в своей точке зрения, а иногда он просто не способен осознать, что интуиция лучше всего знает, как надо действовать. Слышать и откликаться на голос собственной интуиции — это экстаз и истинное
удовольствие.

Тренды в оформлении пространства: есть ли они?

В моем случае нет никаких трендов. Сейчас я абсолютно убежден, что нужно слушать только себя, свою интуицию. Если заказчик не позволяет творить, говорю ему до свидания. Процесс совместной работы должен приносить удовольствие каждому, иначе сотрудничество становится бесперспективным.

Я работаю только при условии, что человек наслаждается тем, что я делаю.

 Всегда ли вы оговариваете «правила игры» с заказчиком или бывают исключения?

Я работаю только при условии, что человек наслаждается тем, что я делаю. Как я уважаю пожелания клиента, так и заказчик должен понимать, что он встречается с Андреем Бартеневым и получает уникального художника себе в арсенал. Дайте мастеру возможность сделать то, что он хочет, и станьте свидетелем чуда творчества, получите наслаждение от процесса. Ведь нет ничего хуже, чем быть в положении мухи, которая встречается с хлопушкой. К сожалению, таких заказчиков великое множество. А ведь настоящее удовольствие в том моменте, когда ты видишь, что у людей от твоего творчества загораются восхищением глаза.

Искусство вынуждено выдавать множество идей одновременно. Где вы и ваши ученики находите вдохновение и как не превращаете творчество в бездушный конвейер?

Ваш вопрос — тема длительной дискуссии. Искусство в самом деле исчерпало и техники, и идеи. Зачастую художники находят некий прием и всю жизнь эксплуатируют этот технический принцип, всю жизнь пишут в одной манере. Я — художник, но другой. Во мне живет борьба ради ответа на вопрос: «Каким другим я могу быть?» Я терзаю себя, пытаясь ответить на свой же вопрос. Если взглянуть на все мое творчество, можно заметить, что я все время разный, и я нарочно пытаюсь быть таким. Только так мои эмоции обновляются. Бесконечность эмоционального обновления и эмоционального путешествия — вот что на самом деле ценно для меня. Я не ищу вдохновения, я живу как одно вдохновение.

Вы — талантливый и вдохновляющий наставник, об этом постоянно пишут ваши ученики. Каков главный урок, который должен усвоить каждый ваш подопечный?

Это не один урок, это целая схема, в которую входит дисциплина, трудолюбие, самопожертвование, ведь человек ради искусства многим жертвует, в том числе своей жизнью, складывая на алтарь творчества все свое время. Среди моих студентов много успешных молодых художников, чему я безумно рад. Ведь я всегда считал, что творчество — одна из невероятных и магических игр, которая дает возможность увидеть истину того, чем мы обладаем. А обладаем мы божественным даром — жизнью, но лишь искусство может ярко показать, как же это красиво — жить, как это неповторимо и какое это чудо. Именно искусство обладает способностью усиливать это чудо. Поэтому любая творческая личность всегда меня восхищает — словно я встретил настоящего волшебника.

Среди ваших учеников много успешных молодых художников. В чем секрет: в принципе преподавания или же в их собственных дарованиях?

Наверное, во мне есть нечто, что передается и заражает людей магией искусства. Мои ученики получают невероятное удовольствие от процесса творчества, которое они никогда не смогут забыть или оставить. И мне приятно, что проводником в этот мир для них являюсь именно я. Своих студентов очень люблю — восторгаюсь их фантастическими результатами. И мне невероятно везет так часто встречать гениев от природы. Разговор с ними — разговор с самим Богом. Ты видишь гения перед собой, и он раскрывается пред тобой, как большой космический цветок, как огромный божественный глаз. Себя же я гением не считаю, ведь мой талант — это результат трудоголизма. И если кто-то меня пытается убедить в обратном, я воспринимаю эти слова как самую обыкновенную лесть. Я азартен, искусство для меня — наркотик. Я в буквальном смысле нахожусь от искусства в состоянии дурмана, словно художники в двадцатых годах прошлого столетия, зависавшие в опиумных салонах. Что-то я сбрасываю наружу — зрителю, но это лишь результат дурмана, в этом нет ничего гениального. 

Каким другим я могу быть?

У каждого человека есть некие правила и принципы жизни, которых он придерживается, правила, которые созвучны с музыкой его души. Какие правила в вашей жизни выделены крупным шрифтом?

Правило номер 1
К солнцу, к свету и к луне мы летим в одной трубе.

Правило номер 2
Только радость и счастье.

Правило номер 3
Над всем — любовь, всё для любви, любовью все начинается и всё заканчивается.


Беседовала: Анастасия Маскаева

Фото: Иван Оноприенко

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РУБРИКЕ art

Осмысливая пространство вокруг

Юрий Молодковец, фотограф Государственного Эрмитажа, член Союза дизайнеров и Союза художников России

Твори, не думая о бюджете!

Дмитрий Покрас, партнер агентства, Тамара Покрас, режиссер, Роман Сахаров, руководитель проектов компании «Арт-Премьер»

Радости Вам!

Александр Кудрявцев, основатель и художественный руководитель компании «Фабрика АRТ» — автор и создатель эмоциональных, смелых, уникальных  декораций для индустрии развлечений.